Предисловие А.Заики

к книге «С Федором через Тихий океан»

 

Основной критерий  переселения народов – выжить
в географическом и хронологическом контекстах

 

Плавание Федора Конюхова через Тихий океан интересно со многих сторон. Например, с позиций Больших миграций человечества, которые отражены во многих археологических культурах. Осветить вопросы миграции человечества:  откуда в Америке появились индейцы и пересекали ли они Тихий океан в том и другом направлениях. Мне как постоянного участника археологических экспедиции и исследования наскальных рисунков это особенно интересно, особенно миграция алтайцев-саянцев в Японию, что косвенно подтверждается  многими артефактами, раскапываемее нами в курганах и древних жилищах.

Теория, согласно которой культура привносится извне, называется диффузионизмом; теория, согласно которой цивилизации, например Японии, Америки, развивались независимо до какого-то времени, называется изоляционизмом и имеет больше приверженцев в академической науке.

Контакты с Америкой до Колумба как со стороны Европу, до открытия Америки, совершённого Христофором Колумбом в 1492, тема особенно научно исследованная. Контакты же со стороны  Азии (как и  Японии, Полинезии) до Америки и обратно туманны.

Существует огромное количество гипотез, как откровенно фантастических (версии о заселении Америки «десятью коленами Израилевыми», атлантами, жителями Атлантиды, или якобы существовавшего континента Му), так и имеющих то или иное научное правдоподобие. Вымышленная история доколумбовых контактов включена в священные книги церкви мормонов. Следует различать контакт ограниченный, случайный, возможно, в пределах некоторых узких групп даже систематический, но не повлёкший никаких последствий, и контакт полномасштабный, сопровождающийся соприкосновением цивилизаций, как это было при открытии Америки Колумбом и дальнейшем её исследовании и завоевании. Бесспорных доказательств доколумбовых контактов второго типа нет; даже несомненно имевшие место американские походы викингов не привели к знакомству цивилизаций и были скоро забыты даже в Скандинавии. Случайные контакты могли заключаться, в частности, в том, что европейских моряков случайно живыми заносило во время бури в Америку, или наоборот; у таких невольных путешественников обыкновенно не было шансов вернуться на родину, и роль этих инцидентов для истории ничтожна.

Общепризнанными из доколумбовых контактов (не считая первичного заселения Америки через Берингов мост в первобытную эпоху) считаются путешествия Лейфа Эриксона около 1000 года и продолжавшиеся, возможно, до XIV века. Также весьма надёжны данные о посещении Америки полинезийцами, сохранившиеся в их преданиях. Известно, что чукчи наладили обмен мехом и китовым усом с древним населением северо-западного американского побережья, но точную дату установить невозможно.

Наряду с этим выдвигались гипотезы о посещении Америки едва ли не всеми цивилизациями Старого Света — египтянами (активным сторонником версии о египетских плаваниях в Америку был Тур Хейердал), финикийцами, греками, римлянами, арабами, державами Чёрной Африки (малийский султан Абубакар II), китайцами (выдвинутая Гэвином Мензисом фантастическая «теория 1421 года» об открытиях в этом году флота Чжэн Хэ), японцами, европейцами Средних веков (особенно кельтами: легенды о св. Брендане, о Мадоге), наконец, теми или иными европейскими мореплавателями XV века — непосредственными предшественниками Колумба. Эти гипотезы опираются на следующие три разряда доказательств:

1. Свидетельства хроник о дальних плаваниях («флотоводец X плавал к земле на Западе/Востоке, называемой Y, и привёз много богатств»; «флотоводец X отправил великий флот на Запад/Восток, и о нём ничего не было слышно»)

2. Сходства культур (например, пирамиды Египта и Мексики, близость индейского и азиатского искусства);

3. Археологические находки, могущие быть свидетельствами контактов (Кенсингтонский рунический камень, изображение предположительно анноны или ананаса в Помпеях, якобы греческие скульптуры в Америке, статуэтки с негритянскими чертами в Гватемале, следы культуры кукурузы в Африке).

Доказательства разряда 1) часто отводятся скептиками при помощи иной интерпретации источника (так, древнекитайские хроники говорят скорее всего о Японии или Сахалине, а африканские — о Канарских островах); доказательства разряда 2) скептики объясняют типологическим сходством культур; доказательства разряда 3) — как тенденциозные подделки (в частности, многие считают подложным Кенсингтонский камень, надпись из Бэт-Крик и др.) либо, где это возможно, относят находки к случайным контактам.

Долгое время считалось, что предположительно предки японцев, так называемые протояпонские («пуёские») племена, в 1 тысячелетии до н. э. (а по некоторым сведениям и ранее) отдельными племенами переселялись на Японский архипелаг с Корейского полуострова. При этом древнее коренное население Японии айны-эмиси (племена европеоидной внешности и неизвестного происхождения) и австронезийские племена на юге кумасо и хаято, постепенно были вытеснены и ассимилированы протояпонскими племенами, язык которых (принадлежащий алтайской языковой семье) возобладал, восприняв элементы австронезийского субстрата. Предположительно в IV веке (точно неизвестно) появляется первое общеяпонское государство — Ямато.

Профессор Джетт сторонник  диффузных гипотез предоставляет доказательную комбинацию некоторых вероятностей, интересных, необъяснимых, но неоспоримых.

Он пишет, что археологи знакомы с культурными изменениями, испытываемыми конкретными обществами. Географы добавляют пространственный подход, чтобы оценить рассеивание культур и культурных черт.

Культурное развитие происходит и благодаря местным изменениям, и благодаря выборочному введению, принятию и адаптации внешних идей. Об относительной важности этих двух источников культурных изменений давно спорят историки и теоретики культуры.

Не акцентирую внимание Нового света (как известно подобное мнение существует и в Японии) на местное или региональное развитие культуры, отвергающих идею важности трансокеанского влияния важное, мы придерживаемся на позиции, что основополагающее значение имели внешние влияния, которые помогли сформировать древнюю Америку (и Японию). Это диффузионисты, которые считают:

1. Каждая культурная форма, в любой данный момент времени, это результат уникального сочетания ее прошлого опыта, который не был  в целом разделен с другой культурой.

2. Консервативные человеческие тенденции обычно перевешивают креативные. Нововведения, предшествующие современности, казались ненормальными и странными и обычно происходили из постепенного накопления почти незаметных изменений.

3. Комплексное нововведение может произойти только когда конкретные и непредсказуемые  обстоятельства  - культурные, исторические и, вероятно, природные – соединятся. Эта последовательность обстоятельств, бывшая невероятной в начале, еще менее вероятно повторится в будущем в другом месте и в другое время.

4. Таким образом, когда обнаруживаются существование схожих комплексов в различных культурах, эти сходства были скорее  результатом инноваций в одной области и последующего распространения в другие, чем результатом множественных независимых инноваций. Поскольку проще скопировать идею или технологию, чем изобрести ее случайно, диффузия – более экономическое объяснение для таких сходств, как минимум, если возможность диффузии может быть продемонстрирована.

5. В этих редких примерах, в которых культурный консерватизм был побежден и резкие инновации действительно имели место, этот процесс был обычно последствием культурных контактов. Такой контакт привел бы к введению новых идей, к гибридизации новых идей с существующими местными, и к пониманию, что инновации возможны. Такие контакты обычно были необходимым, но не всегда успешны, в условиях быстрого развития.

Диффузионисты скептически настроены к психологическим, природным, экономическим или «экологическим» теориям детерминизма культурных изменений, хотя они допускают, что каждый из этих факторов сыграл свою роль в истории культу.

Изоляционисты, в свою очередь, считают что схожие природные, социальные, экономические или другие изменения  в двух исторически несвязанных обществах могут сгенерировать схожие нововведения в различных секторах  этих обществ, и даже комплексные сходства  не относятся к диффузии (Дэвис, 1979).

Могли ли доколумбийские трансокеанские контакты происходить? Действительно ли они происходили? И, если да, как они повлияли на культуру Нового Света – конкретно на «высокую культуру» Mesoamerica и Andean регионов? Задает вопросы Джетт (1971).

Поскольку нельзя предположить значительную диффузию между высшими культурами двух полушарий по пути Берингова пролива, вопрос межполушарных контактов среди этих культур по большей части лежит в трансокеанских путешествиях. Самым большим барьером принятия возможности диффузии по морским маршрутам был скептицизм, как по отношении  к существованию кораблей, годных для плавания, так и к соответствующим навигационным техникам в доколумбийские времена. Частично этот скептицизм произошел от недостатка прямых археологических доказательств  плавсредств (вне средиземноморской области). Однако, он так же был результатом недостаточной оценки современными рабочими сравнительных трудностей назмено-водных путешествий в ранние времена и националистического высокомерного превосходства Западных водных судов, навигационных возможностей и географических знаний.

В последние десятилетия продолжающиеся археологические, исторические, этнографические и экспериментальные исследования привели к другому восприятию учеными возможностей ранних водных судов и их мореплавателей. Несколько важных пунктов, которые произошли. Южная Азия оказалась сердцем раннего строительства водных судов; она была впереди Запада до современности в мореходности своих судов и эффективности парусной оснастки и технике, особенно в плавании против ветра и течения (Боуен, 1953, 1959 ……); Относительно маленькие, гибкие суда, такие как плоты, шлюпки и двойные каноэ, имеют большую проходимость, чем большие жесткие корабли, и эти маленькие судна – значительно древние. Мореходные техники  были высоко развиты в древней восточной и южной Азии; в Китае, например, китайская навигация, магнитный указатель на юг, сферическая концепция Земли и система координат широты и долготы были известны до 200 г.н.э. (Ниидхэм, 1959 …). В любом событии, плавание к цели континентального размера не представляло трудностей. До нынешнего времени, путешествие по морю было проще и быстрее, чем по земле, если было хорошее судно.

Самые ранние традиции мореплавания, вероятно, появились в Южной Азии и затем проявились в Южной Америке, где появился мореходный плот. (Доран, 1971). Возможности глубоководного мореплавания данного судна были продемонстрированы эмпирически Хайердалом (1950, а, б) и другими (Эдвардс …). Второй по величине традицией мореплавания – это то, что в Индонезии и Океании называют каноэ, или  вангка (Доран, 1981). Джонка – третье по величине океанское судно в восточноазиатского происхождения. Все эти судна датируются  - в некоторых случаях даже задолго – до нашей эры. На западе корпусный nao был единственным обнаруженным  типом морского судна; он таковым и являлся, очевидно, в течение Бронзового века (Доран 1973).

Каждая из этих мореходных традиций – в частности восточные – рано появившиеся суда и мореплаватели,  могли совершать трансокеанские  путешествия в относительной безопасности, сейчас это несомненно. В свете этих возможностей, мы должны спросить: Происходили ли на самом деле эти путешествия? Если да, как были изначальные открытия совершены? Что могло мотивировать последующие пересечения (океана)? У нас мало точной информации по этим вопросам. Предположения относительно ранних открытий в Тихом океане  включают случайные дрейфы, среди которых немало Японо-Американских исторических примеров (Брукс, 1875); постепенное изучение побережья Северной Азии и  Алеутских островов, Аляски и дальше; и прямое, намеренное восточное плавание для того, чтобы узнать, что лежит за морем (путь миграции птиц мог предположить существование  земель за известными водами). Похожие возможности существовали в Атлантике.

Хейердал (1963) и другие (такие как Фердон, 1963) обсуждали наиболее вероятные маршруты случайных, дрейфовых открытий; они выделяли преобладающие ветра, течения и курсы шторма. Однако, нужно помнить, что во всяком случае корабли Азии и Океании были условно в состоянии плыть против этого «конвейера» и что преобладающие ветра  часто меняли направление, как сезонно, так и из-за штормов.

Когда знание о дальних берегах было получено, что могло мотивировать путешественников вернуться туда и поддерживать контакты достаточно эффективно, чтобы обеспечить значительные сходства между Новым Светом и Старым Светом, которые диффузионисты относят к трансокеанским контактам? Простая страсть к неизведанному  и авторитет не могут расцениваться как мотивы в некоторых примерах, конкретно – в  ранних фазах исследования. Желание сбежать от ограничений или захватчиков  дома или поиск более плодородных земель , менее населенных земель может также порождать трансокеанские плавания. Желание произвести астрономические наблюдения могло сыграть роль. Торговля ценными предметами роскоши, священными продуктами предполагается мотивом в поздних путешествиях (см. Гейн-Гелдерн, 1956 …); вероятные материалы этих типов включают ценные металлы, лошадей, перья тропических птиц, меха, красящие вещества и галлюциногеные растения. Религиозные изыскания и обращение в веру – в частности индусскую, буддистскую – также предполагаются как эффективный фактор стимулирования путешествий и даже колонизации (см. Джайразбхой, 1974б …).

Среди массы доказательств/не доказательств а это различные артефакты археологического направления,  надписей в новом и старом свете, драгоценные камни,  окультуренные растения и т.д. не дает неоспоримую доказательную базу ни диффузионистам  ни изоляционистам.

Не останавливаясь на доказательствах трансокеанских контактов, которые присутствуют во многих исследованиях и публикациях, основным мы считаем критерий: выжить в географическом и хронологическом контексте. Это основная гипотеза трансокеанских путешествий как в доколумбийской Америке так и между Азией и Америкой. Когда у человека стоить дилемма выжить или погибнуть, на первом месте стоит конечно первое и перед такой дилеммой человек готов на многое. В какой-то мере и перед Ф. Конховым стоить именно такая же дилемма, и тот человек (племя) у которого высшая мотивация -  побеждал.

При глобальном переселении народов (причины по которым люди переселялись до сих пор неясные – возможно люди бежали от чумы и других эпидемий) у многих племен стояла именно такая дилемма выжить. Возможно прото-японцы появившие  на островах по этой причине отгородились от всего света и под страхом смерти  не допускали никакие контакты с материком, за исключением конечно не преднамеренных, например, рыбаков случайно выносило течение Курасиво и несло к берегам Америке. Подобное случилось уже в наше время, когда неуправляемую баржу с четырьмя солдатами-матросами понесло к берегам Северной Америки.

Возможное восточноазиатское происхождение формованного гончарного ремесла в Америке получили повышенное внимание. Многие ученые спорят о японском происхождении того, что они считали древнейшим американским гончарным ремеслом, раскопанным в Валдивии, на  берегу Эквадора и датированным 3600 до н.э. Есть много сходств в украшениях и технике, также как и в форме оправы  и основания, между горшками Ранней Середины Jomon западного Кюсю и горшками фазы Валдива. Их сходства больше, чем между Кюсю и Хонсю Jomon или между Валдива  и другими гончарными товарами.

ФК сообщал, что японка в одиночку гребет  по северному  течению  Курасиво от берегов Японии-Сахалина  к сев. Америке. Интересно, доплыла она или нет?

А.Заика