Слева по борту рай!

 

 

16/02/2014  День 56

Сеанс связи с Фёдором Конюховым: «На рассвете система AIS обнаружила рыбацкое судно в 5 милях от лодки. Я не стал выходить с ним на связь по рации, лучше не связываться, так как зачастую, узнав, что в океане весельная лодка, рыбаки подходят посмотреть поближе и это всегда напряженные моменты для меня.

Погода отличная, ветер 10-15 узлов, волна ровная, без гребешков, ночь прошла без шквалов и дождей. Можно сказать что условия идеальные, получаю удовольствие от работы, от океана. Именно о таких моментах думаешь, когда готовишься к переходу, именно такие дни запоминаются и заставляют тебя идти в океан снова и снова.

Рыбы по-прежнему нет, но много медуз – португальский кораблик. Под утро большая медуза зацепилась за леску и блесну, я вытащил её руками, а затем потер спину и получил легкий ожёг. Не смертельно, но надо быть осторожнее, впредь буду очищать блесну в перчатках. Птиц тоже не видно.

Мысленно готовлю себя к новому отрезку пути – проход остров. Это будет сложный и опасный участок, если ветер будет держаться нынешнего направления – с востока, то у меня есть все шансы пройти между Маркизскими островами и островами Туамоту чисто. Любой резкий заход ветра на север или на юг создает риск сноса к островам и возникновение опасности быть выброшенным на берег. У меня достаточно узкий коридор для маневра – 150 миль - и здесь нужно быть предельно внимательным.

Рассчитываю выйти в этот район к концу месяца и с Божьей помощью пройти эти архипелаги.

Настроение бодрое. Сейчас с вами закончу общаться и начну готовить завтрак (Прим:. Фёдор звонит в штаб в 22-00 по Москве). По ощущениям похудел уже килограмм на пять, больше нельзя, надо пытаться сохранять форму. Впереди еще пять тысяч миль. Всем поклон. Фёдор Конюхов».  

 

 

 

      

 

Координаты Питкэрна  24°22′35″ ю. ш. 128°19′22″ з. д.

Федору осталось 1 градус по долготе до острова идти.  Завтра дойдет.  Нет, еще не дошел - полторы минуты!

Суммарно пройденное расстояние 4092 miles (6593 km) (3512 n/miles)

Расстояние до Брисбена. Австралия 5260 miles (8465 km) (4571 n/miles)

 

Day/Date 

Latitude

Longitude

Progress

(time is GMT)

(degrees/minutes/seconds)

(degrees/minutes/seconds)

(miles,km,nautical miles)

Day 56 - February 16 th 2014 (06:00GMT)

10:35.25S

127:08.79W

76 miles (122 km) (65 n/miles)

 

 

Таити и таитяне не обманули надежд матросов с «Баунти». Романтическая легенда о «последнем рае», которая начала рождаться еще из рассказов моряков Кука, оказалась правдой. Люди с «Баунти» знали мир, большинство из них многие годы скитались по морям и океанам. Однако поразительная красота Таити и горячие сердца таитянок превзошли все их ожидания.

Чтобы посетить остров Питкэрн (не официально), Федору Конюхову пришлось на время лодку К-9  превратить в легкий моторный самолет, подобно тому как Миронов в фильме «Бриллиантовая рука» пытался «легким движением руки брюки превратить брюки в шорты». 

Особенно горячо встретили моряков таитянские девушки. Капитан Блай разрешил прелестным таитянкам ночевать на борту корабля. Кончились долгие дни лишений, голода, опасного пути по бесконечным водным пространствам. К лагерю на мысе Венера — какое удивительно подходящее название! — каждый вечер с песнями и танцами сходились и девушки со всей округи. Все это напоминало какие-то сентиментальные мечты и в то же время было реальностью.

На борту «Баунти» имелось больше полутонны гвоздей, четыре тысячи топоров, пятьсот ножей и множество пил. Гвоздями и инструментами моряки обменивались с мужчинами, а для женщин было припасено более десяти тысяч стеклянных бус, триста зеркал и другие предметы дамского туалета. Моряки обменивали также и свои личные вещи — одежду, гребни и т.п., получая взамен кокосовые орехи, птицу и свиней. Необходимое число саженцев уже давно было собрано, а «Баунти» приведен педантичным Блаем в образцовое состояние. Поэтому никто уже ничем не занимался, кроме любви под аккомпанемент мелодий и танцев.

Остаться на этом острове до конца дней своих — вот о чем думал каждый матрос. Вскоре три члена экипажа исчезли. Среди беглецов оказался один из лучших матросов, которому как раз и было поручено следить за тем, чтобы никто не сбежал — Чарлз Черчилл.

Почти все члены экипажа не хотели покидать эти благословенные места. Но после шести месяцев пребывания на Таити «Баунти» наконец поднял паруса и двинулся в обратный путь. Однако бунт уже созрел  выбросить в воду уже никому не нужные саженцы хлебного дерева.

Капитан Блай и его сторонники были низложены, получили семиметровую спасательную шлюпку и  Блай устремился как можно скорее попасть в Англию, получить там новый корабль и вернуться в Полинезию, чтобы расправиться с мятежниками. Но ведь до ближайшего населенного пункта в Индонезии, где капитан и его сторонники могли пересесть на корабль, чтобы отправиться в Европу, было пять с половиной тысяч километров. Этот путь надо было проделать на небольшой лодке с девятнадцатью людьми на борту и запасом пищи и воды лишь на неделю!

Гонимый жаждой мести, Блай все-таки совершил этот беспрецедентный героический 42-суточный переход в 5000 миль. Своим людям он давал по тридцать граммов сухарей и стакану воды в сутки. Путешествие от островов Тонга до Тимора вошло в историю как одно из величайших и самых отважных плаваний в истории. Спустя сорок два дня она достигли оимор. В море у Блая не погиб ни один человек, хотя до родной Англии в итоге удалось добраться лишь 12ти из 19ти.


 
Маршрут экспедиции Баунти под командованием Блая; 
Путь Блая на шлюпке на Тимор; 
Маршрут мятежников по Океании и основание колонии;

Идиллия продолжалась. Организаторы мятежа и его невольные участники с искренним восторгом бросились в объятия своих таитянских подруг.

Мятежники понимали, что Блай — человек упрямый, и что если ему удастся добраться до Англии, то он обязательно вернется на Таити и будет искать бунтовщиков именно здесь, в бухте Матаваи. Но часть матросов считали, что они невиновны в мятеже и что им нечего бояться. Крисчен предложил каждому сделать выбор, и 16 мятежников сошли на берег. Остальные девять решили как можно скорее покинуть остров. Провизии у них было достаточно, не хватало только женщин. Тогда моряки устроили на корабле мнимый «прощальный вечер», на который пригласили группу девушек. С наступлением ночи они осторожно подняли якорь и вместе со своими пленницами покинули Таити, на этот раз уже навсегда.

На борту теперь находились восемнадцать девушек и три полинезийца. Каждый мужчина выбрал себе подругу. Остальных — самых некрасивых — высадили на острове Муреа, а сами продолжили свой путь по Тихому океану.

Крисчен вскоре определил, что они попали на островок Питкэрн, который когда-то открыл английский мореплаватель Картерет. Однако, нанося остров на карту, Картерет ошибся на целых триста пятьдесят километров. Из-за этой картографической ошибки убежище экипажа «Баунти» не обнаружили ни карательная экспедиция, которую английское адмиралтейство действительно направило в Южные моря на поиски бунтовщиков, ни команда какого-либо другого корабля.

В распоряжении Крисчена оказался остров, о котором он долго мечтал.

Однако не все оказалось гладко в результате между усобице на острове остались три англичанина. «Добро победило зло», и жизнь на острове наступил мир и благодать!

Двое взрослых мужчин почувствовали свою ответственность за судьбу маленькой колонии, за будущее женщин и детей. Янг научил неграмотного Смита читать, они даже открыли школу для теперь уже многочисленных потомков.

В 1808 году у берегов Питкэрна случайно оказался американский китобойный корабль. Его капитан Фолджер поведал всему миру об удивительном, прелестном островке Южных морей (на тот момент на острове проживало 8 женщин и 25 детей). На всех огромное впечатление производил патриарх Питкэрна — Джон Адамс. Когда встал вопрос о его аресте, английские власти простили бывшего мятежника и оставили в покое. Умер Адамс в 1829 году, в возрасте 62 лет, в окружении многочисленных и горячо любящих его детей и женщин. В его честь назван единственный поселок на острове — Адамстаун.

Сегодня на Питкэрне по-прежнему живут прямые потомки мятежников, с четырьмя фамилиями — Christian, Warren, Young, Brown. Говорят здесь на странном наречии, смеси староанглийского языка и нескольких полинезийских диалектов. Главная статья доходов — туризм, продажа почтовых марок и доменного имени.

Что произошло с другими участниками драмы? Как только Блаю удалось добраться до Англии, он сразу же послал адмиралтейству доклад о бунте на «Баунти». Адмиралтейство без промедления направило в Южные моря корабль «Пандора» под командованием капитана Эдвардса с целью найти беглецов и доставить их в Англию для свершения правосудия.

Из экипажа «Баунти» на Таити осталось 16 человек, среди них — один из руководителей мятежа, Черчилл, и его верный друг Томпсон. Однако спустя некоторое время они покинули Матаваи и перебрались на полуостров Таиарапу. В конце концов Чарлз Черчилл стал даже вождем этой территории, но английского вождя таитян вскоре предательски застрелил его же друг Томпсон. В отместку за это разгневанные жители Малого Таити разбили Томпсону голову камнем.

А «Пандора» спустя несколько месяцев бросила якорь, на борту которой находился начальник английской карательной экспедиции, решительный и безжалостный капитан Эдвардс.  На мятежников и на тех, кто вынужден был остаться на борту «Баунти» насильно, надели кандалы. Но самое худшее ждало их впереди. Проходя Большой Барьерный риф, который огибает всю северо-восточную часть Австралии, «Пандора» наскочила на подводную скалу, через проломленный борт в трюмы хлынула вода. Когда пришлось прыгать в море, узникам даже не сняли кандалы. Во время кораблекрушения погибли четверо из четырнадцати моряков «Баунти» и 31 матрос «Пандоры». Те, кто выжил, на четырех спасательных шлюпках повторили плавание капитана Блая по Торресову проливу, и спустя два года в голландской Индонезии снова появились моряки с «Баунти». И лишь через пять лет, после того как многострадальные моряки покинули Англию, остаток экипажа «Баунти» вернулся на родную землю.

Еще три месяца узники ждали решения военного трибунала. В итоге трое бунтовщиков были повешены в Портсмуте на рее военного корабля «Брансуик», семерых помиловали. Таким финал драмы «Баунти» и его экипажа. Чтобы отправить на виселицу трех человек, «Пандоре» пришлось обогнуть полмира, потерять более 30 членов экипажа, утонул сам корабль, и адмиралтейство вынуждено было оплатить оставшимся в живых матросам «Пандоры» дорогу с острова Тимор до Англии.


Бунт на «Баунти»

 

http://www.e-reading.by/bookreader.php/41976/Nordhof%2C_Holl_-_Bunt_na__Baunti_.html

 

– Когда-то на Таити жило много людей, теперь здесь одни тени.

На следующий день я взял шлюпку и дюжину матросов и отправился на восточное побережье. Тут было больше жизни, чем в Матаваи, и я приятно удивился тому, что бывшие владения Веиатуа не подверглись такому опустошению. Пока шлюпка приближалась к Таутира, я смотрел во все глаза, надеясь увидеть большой дом Веиатуа на холме. Его не было, но тут же я заметил, что мой дом – или другой, очень на него похожий, – стоит на том же месте. Шлюпка врезалась носом в песок; на берегу стояло несколько человек, вышедших к нам навстречу. Никого из них я не знал. Еще в Порт-Джексоне миссионеры сказали мне, что Веиатуа умер, о Теани же я расспрашивать не решился. Оставив матросов покупать кокосовые орехи, я отправился искать кого-нибудь из старых знакомых.

Идя по хорошо знакомой тропке, на полпути к дому я встретил пожилого человека властной наружности. Завидя меня, он остановился. Несколько мгновений мы молча смотрели друг другу в глаза.

– Туаху? – наконец спросил я.

– Байэм! – он шагнул вперед, и мы поздоровались по-таитянски. В глазах у него стояли слезы.

– Пойдем в дом, – через несколько секунд проговорил он.

– Я туда и шел, – ответил я. – Давай побудем немного здесь, вдвоем.

Он понял мое состояние и, глядя в землю, ждал, пока я наберусь смелости задать вопрос, красноречивым ответом на который было его молчание.

– Где Теани?

– Умерла, – спокойно ответил он. – Она умерла через три луны после того, как ты ушел.

– А наша дочь? – после долгого молчания спросил я.

– Она жива, – кивнул Туаху. – Теперь она уже женщина, у нее ребенок. Ее муж – сын Атуануи. Он когда-нибудь станет большим вождем. Сейчас ты увидишь свою дочь.

Туаху замолчал, ожидая, когда я заговорю.

– Мой старый друг и кровный родственник, – проговорил я наконец. – Ты знаешь, как крепко я ее любил. Все эти годы, когда моя страна воевала, я мечтал вернуться сюда. Здесь – кладбище моих воспоминаний, и я очень волнуюсь. Я хочу видеть свою дочь, но пусть она не знает, кто я. Сказать ей, что я ее отец, обнять ее, говорить с нею о Теани – этого я не вынесу. Ты меня понимаешь?

– Понимаю, – печально улыбнулся Туаху.

В этот миг на тропе послышались голоса, и он тронул меня за руку.

– Это она, Байэм, – тихо проговорил он.

К нам приближалась высокая девушка, ведя за руку ребенка; позади шла служанка. Глаза у девушки были цвета моря, с ее плеч изящными складками ниспадал белоснежный плащ, а на ее груди я увидел ожерелье в виде витой морской плетенки.

– Теани, – позвал мой спутник, и, когда она обернулась, у меня перехватило дыхание: она была так же прекрасна, как и ее мать, и кроме того, в ней было что-то и от моей матушки. – Это английский капитан из Матаваи.

Девушка протянула мне руку. Моя внучка удивленно уставилась на меня. Я отвернулся.

– Нам нужно идти, – сказала Теани. – Я обещала показать девочке английское каноэ.

– Ладно, иди, – отозвался Туаху.

Когда я снова сел в шлюпку, на небе светила яркая луна. Прохладный ночной ветерок шелестел в глубине долины, и внезапно вокруг меня появились призраки – тени умерших и живых. Была среди них и моя тень.