Как Виктор Жибо и Федор Конюхов
обманули сомалийских пиратов
(эпизод из книги «Многоликий Мардук»)

Сурен, мы в Александрию прибыли, а Федор с Люсьен не встречают нас. Где они? Не захватили ли их пираты?

– Федор опытный мэн, и что ему пираты?   

- Отобьется. Да и Люсьен не промах, всегда на подмоге окажется.

Все бы так отбивались. Сколько судов пираты захватили? Не счесть. И вообще Федор рискованно пошел. Два очага пиратства, и оба на его пути.

– Пираты Сомали действуют на законном основании. Мимо их берегов, в их территориальных водах проходит в год до 20 тысяч судов. И никто не платит. Кроме того, все кому не лень у берегов Сомали тунца ловят. В стране междоусобица, никакой власти. Вначале старейшины лет несколько назад решили браконьеров проучить, молодежь стали посылать с ржавыми автоматами Калашникова, чтобы они попугали тех. Бранью и редкими выстрелами удавалось отогнать браконьеров. Раз, другой... А потом молодежь поняла, что можно и не возвращаться к унылой рыбной ловле после столь освежающей прогулки с оружием: захватом судна можно себе на пропитание и на наркотики заработать. Вот и стал расцветать этот бизнес. Так из убыточной народной инициативы возник выгоднейший бизнес – содержать флотилию частных пиратских катеров. Настоящие пираты сидят на берегу – это дедушки в белых одеждах с мобильными телефонами в одной руке и чашкой крепкого кофе в другой.

Кому-то это стало выгодно и повыше, и этот бизнес оказался уже в руках Аль-Каиды или самого Осамы бен Ладена. Не зря его родственник собирается построить через Красное море мост в самом узком месте. Расстояние 30 миль, посередине остров. С тех кто пройдет под мостом, тоже будут качать денежки.

Считается, что в 2007 году пираты Сомали заработали 150 миллионов долларов на выкупах. Иного пути получения обратно своих плавсредств нет. Кроме того сомалийцы заботятся о том, чтобы дело было надлежащим образом освещено в прессе: ведь известность – это их деньги.

– Так что, если бы Федор был схвачен пиратами, в прессе об этом сообщили бы уже, – успокаивает Сергей Иванович.

Я же решил через Интернет посмотреть, что происходит у Могадишо – главной базы пиратов.

 – Народ, смотрите, не Федора ли яхта стоит рядом с японским танкером у Могадишо – главного пиратского порта?

– Нет, это французская круизная яхта класса люкс Ponnant. Ее действительно захватили пираты. На ее борту находится 30 человек только экипажа, – Сурен сведущ оказывается.

– А вон яхта идет, и на бушприте чья-то голова висит, на Конюхова похожая. – Боц глазастый увидел.

– Типун тебе на язык! Нет у берегов яхты Федора, значит, вот-вот она появиться должна.

– А почему ты с ним по мобиле не свяжешься?

– У Федора, как всегда, питание отсырело, и он идет молчком. Это у него любимый конек: в полном неведении для прессы идти, чтобы не докучали. Тем более с ним Люсьен. Чего бы ему жить в печали?

– Смотрите, смотрите! Что творится! На круизный лайнер пираты напали! Обстрел ведут. Судно курс меняет и уходит от преследования. Молодец капитан!

– Смотри, может, еще, что интересное увидишь. Интернет из космоса – умная машина. «Так с ее помощью и в универмаг можно заглянуть», – Боц подначивает.

– Что там универмаг, мы в прошлое можем попасть? – тем же отвечаю.

– А у вас есть на это разрешение соответствующих органов? – продолжает Боц из того же фильма.

– Пиратам Сомали не надо никакого разрешения. Они под кайфом и под «крышей». Только сначала года ими было захвачено более 60 судов и получено 130 миллионов долларов выкупа, – Сурен проявляет знания о финансах пиратов.

Однако лучше послушаем старшего механика одного из судов, захваченных сомалийскими пиратами. Вот что он рассказал нам:

«Я работал на судне старшим механиком. Захватили нас в Аденском заливе. Мы плыли на приличном расстоянии от берега и думали, что находимся в безопасности. Но внезапно к судну подплыли два катера. Захватчиков было девять человек. Они приблизились к кораблю и начали беспорядочную пальбу. Изрешетили всё! Пуля просвистела в десяти сантиметрах от моей головы. Будь у нас оружие, мы бы смогли им дать отпор, но у нас его не было.

Что представляют сомалийские пираты? Это мужчины от 20 до 35 лет. У каждого из них есть личный автомат Калашникова. В Сомали он давно стал не просто оружием, а чем-то вроде предмета культа. Все вооружение у них старое, ржавое. Сами себя они гордо величают «солдатами». Стреляют лишь бы куда, при этом дико визжат. В пиратском коллективе постоянно разгораются конфликты из-за дележа наркотиков или денег. Однажды, например, двое делили анашу. И один из пиратов захотел попугать другого – начал беспорядочную пальбу. Его оппонент в итоге лишился ног.

Зато у них достаточно современные и мощные средства связи. У наших захватчиков было два спутниковых телефона, каждый имел при себе по мобильнику. Кстати, они разговаривали по ним не только на арабском, но и на английском…

Пиратство стало очень выгодным бизнесом. Очень многие с него наживаются. С него кормится почти все Сомали. Огромные суммы перепали и английским переговорщикам, и Оману как стране, которая обеспечивала нашу безопасность после вызволения, и Кении, которая занималась доставкой пиратам денег, и всем другим лицам и странам, кто участвовал в освобождении.

Выкуп за нас получали не сами пираты, а старейшины их клана, которые, думаю, поделили его не только внутри своей шайки, но и отправили часть средств по заморским адресам. Наверное, наличием иностранных покровителей и объясняется техническая оснащенность пиратов. Откуда иначе бандитам-африканцам взять сверхскоростные катера и суперсовременные средства связи?

Решить проблему пиратства какой-то крупномасштабной военной операцией нельзя. Сомалийцы о ней узнают и разбегутся. Это будет тычок пальцем в небо. Можно сделать гораздо проще и эффективнее – на торговые суда, которые проплывают мимо Сомали, надо сажать военных. Они смогут либо арестовать пиратов, либо перестрелять их».

– Вот теперь все стало ясно и понятно.

– Захваченное судно Фаина в плену стоит у пиратов. Капитан судна от сердечного приступа умер.

– Вон смотрите, – я опять навел фокус из космоса на интересующий объект, – рядом с ней в нескольких сотнях метрах находится американский эсминец «Хайард». Почему он ничего не предпринимает?

– На «Фаине» оружие для Кении, и начни военные стычку с пиратами, неизвестно, что получится, – Сурену откуда-то известны и эти факты.

Начни освобождение, все взлетит на воздух вместе с эсминцем. Потому все спокойно. За пиратами только наблюдают, чтобы они не сняли с судна танки, гранатометы и боеприпасы, которые корабль вез в Кению. Но те ночью все равно много чего уже умыкнули. И ждут выкупа. Они в очередной раз снизили. Цену сначала потребовали $35 млн., затем – 20, 8 и вот до 3 довели. Об этом я по «Голосу Америки» слышал.

– Мужики! – Сурен закричал. – Вон яхта Федора Конюхова идет. На палубе Люсьен и еще кто-то. Стоп! Так это же Виктор Жибинов! Как он с ними оказался? Он же с Дианой и Оксаной-Олесей из Йоханнесбурга должен был улететь.

– Не из Йоханнесбурга, а из Лесото, точнее, из Дурбана, – я поправил Сурена. – Сейчас спросим….

– Виктор, ты как на яхте оказался? – мы с него начали, когда они швартоваться стали. – Мы думали, ты уже давно в Курагино, на домашнем хозяйстве сидишь.

– А кто бы яхту сторожил, пока Федор с вами по замкам Бормана Каленберга шастал, крокодилов ловил, с водопадов прыгал, а потом, кто спас Федора и яхту от сомалийских пиратов? Ты, что ли? Нашумевшее дело было! Беспрецедентный случай в истории. Во все учебники по пиратству войдет.

– И чем же беспрецедентный?

– Когда мы попали к ним (а это было сознаюсь), – я заболтал их так, что они готовы были заплатить нам, а не мы им. Вот они и отпустили нас.

– Федор, так было дело?

– Потом расскажу. А сейчас грузимся. У меня заход оформлен на один час.

– Халиф на час. Где это с нами было? Всё уже позабывал.

– Здесь мусульманские законы, – Виктор сообразил, о чем речь. – И надо убираться отсюда.

Так что пришлось нам расставаться с Александрией, Египтом. Жалко, конечно, но что поделаешь. Впереди нас другие подвиги ждут...