В.П. Болотов, А.Л. Заика, Ф.Ф. Конюхов

 

Тайны истории:
транспортные артерии великих миграций человечества

/по итогам экспедиции "Великий шелковый путь"/

 

Науке в конце концов придется проследить

пути искусства из Сибири в Северную и Центральную Америку.

Альфред Сальмони (1929 г.)

… Вопрос о возможных древнейших культурных и этнических связях

между двумя материками – Азией и Америкой – может найти освещение

 на таком своеобразном материале, как петроглифы.

Е.А. Окладникова (1979 г.)

 Человек поднял паруса раньше, чем оседлал коня…

 Тур Хейердал (1982 г.) 

     

В западном мире, особенно в США, проявляется особый интерес к реорганизации древних транспортных коридоров, некогда связывающих мир. Реализован проект «Великий Ближний Восток», планируется реструктурировать евразийское пространство, по территории которого проходил  когда-то коридор Великого шёлкового пути.

 Американский геополитический проект явно прослеживает экономический и военный контроль над бывшими советскими республиками Закавказья и Центральной Азии. Из этих стран должен формироваться азиатский «санитарный кордон», призванный разделить Россию, Китай и Иран. Кроме уже существующих государств планируется сформировать новые: Южный Азербайджан, Маньчжурия, Великая Монголия (объединить современную Монголию, Внутреннюю Монголию Китая, Туву и Бурятию России). Средняя Азия - потенциальная машина денег, которая разовьется с открытием главной дороги и ж/д путей вдоль Средней Азии. Считается, что сухопутный маршрут сократит время в пути от Китая до Европы от 20-40 дней по морским маршрутам к 11 дням по суше.

  США, их кредитные и военные учреждения готовы применить всю совокупность средств для перемещения людей, грузов, сигналов и информации из одного места Евразии в другое. Т. е. под протекторатом Соединённых Штатов Америки, а также его финансовых инструментов – в частности, с помощью всевозможных всемирных банков - создаётся полюс управления транспортными потоками Евразии, а, следовательно, и самой Евразии. В этом направлении многое делается и сделано.

  Во время нашей экспедиции 24 мая на выборах в президенты Монголии победил лидер Демократической партии Элбэгдорж. Он учился в США и считается прозападным политиком. За два премьерских срока он принимал президента США Джорджа Буша, ввел обязательное преподавание английского в школах и вузах вместо русского. Полученные (или обещанные) Россией со стороны Монголии лицензии на разработки крупнейших монгольских угольных и медно-золотых месторождений ничего не стоят. Основный уставной капитал этих разработок уже принадлежит США, Канаде, Японии, Южной Кореи. Монголия может начать и запуск американского проекта «Новый шелковый путь» (New Silk Road).

  Абрис «Нового шёлкового пути» (таким, каким его видят из Вашингтона) готов. Реализация этого проекта ведётся медленно, но решительно и поступательно. Вот что такое «Новый шелковый путь» (New Silk Road) и глобальный план переустройства Евразии.

В качестве хоть какой-то альтернативы New Silk Road 13 Мая премьер-министр России Владимир Путин дал старт экспедиции Фёдора Конюхова «По Великому шёлковому пути». Это северный путь с востока на запад. Но есть и обратный путь – с запада на восток к нам на Дальний Восток и странам Азиатско-Тихоокеанского региона. Это путь Великих переселений народов. Он не так привлекателен, как New Silk Road, но он может оказаться альтернативой, чтобы не потерять Туву, Бурятию, Монголию, Китай, Корею. В этом плане не зря запускается строительство железной дороги, связывающей Саяны с Тувой и далее с Монголией. В свое время была попытка создать такой путь – БАМ, но мы знаем, что из этого вышло. Наша задача повернуться к проблеме восстановления транспортной артерии Великих переселений народов по границе перечисленных стран. Сейчас по анализам ДНК известно, что индейцы Америки - это метисы азиатских народов и европеоидов, когда-то живших на стыке этих стран, в частности, на Алтае и в Саянах. Осветить вопрос, как это происходило, что двигало людьми, является нашей задачей, в частности, и предстоящего похода парусника «Надежды» вокруг пантеона Тихого океана.

 

 

 

Сейчас все постепенно встает на свои места. Генетика свидетельствует не в пользу сторонников мультирегионального происхождения человека. Наш вид произошел недавно, и те останки, которые находили в Азии, Америке, всего лишь следы прежних волн расселения из Африки и Европы.

 

 

Есть гипотеза, что люди пришли с севера. Сейчас это подтверждают генетические исследования. Уже выяснено, что предками индейцев Америки являются монголы, тувинцы, кеты (сейчас живущие на севере по Енисею), у которых  хромосомы по женской линии совпадают на 45, 50, 75 % соответственно. Вот мужская линия индейцев – европеоидная - имеется только у кетов, но не найдена у европейцев. Получается, что при миграции из Сибири эти люди просто затерялись. Потому еще не ясно, откуда праматерь и праотец  попали в Африку 20-40 тысяч лет назад.

Всякий раз, когда пространство среды увеличивалась, осваивалась охота, возникали земледелие, скотоводство или заселялись новые территории – численность людей возрастала. Успехи науки и техники позволили увеличить площадь обрабатываемых земель в 2-3 раза, а урожайность в 7 раз. В результате население Земли увеличилось еще в 20 раз.

.

 

 

10 тысяч лет назад на Земле было 10 млн людей; к началу нашей эры их стало 200 млн; к 1650 г., условному началу промышленной революции,– 500 млн; к XIX в.- 1 млрд; в начале XX в.- 2 млрд. Сейчас нас почти 7 млрд, и цифра увеличивается на 2 % в год. Чтобы достигнуть первого миллиарда, человечеству понадобилось более миллиона лет. Второй миллиард был достигнут за 100 лет, а седьмой – уже за 4 года. Все это время рост численности строго следовал экспоненте с одними и теми же коэффициентами, т. е. был тем же. Сейчас происходит «демографический взрыв», и его отрицательные последствия стали очевидны – возможно, и сегодняшний кризис. Человечество растет на 2 % в год, удваиваясь каждые 35 лет.

Десять тысяч лет назад на Земле было 10 млн. людей, к началу нашей эры их стало 200 млн.; к 1650 г., условному началу промышленной революции,– 500 млн. к XIX в.- 1 млрд., в начале XX в.- 2 млрд. Сейчас нас почти 7 млрд., и мы увеличиваемся на 2 % в год. Чтобы достигнуть первого миллиарда, человечеству понадобилось более миллиона лет. Второй миллиард был достигнут за 100 лет, а седьмой – уже за 4 года. Все это время рост численности строго следовал экспоненте с одними и теми же коэффициентами, т. е. был тем же. Сейчас происходит «демографический взрыв», и его отрицательные последствия стали очевидны – возможно и сегодняшний кризис. Человечество растет на 2 % в год, удваиваясь каждые 35 лет.

Итак, как мы поняли, причиной миграций народов в основном являлось перенаселение Средиземноморского пантеона. Особенно поражает постоянство сохранения культа строительства пирамид и  курганных захоронений. У индейцев он не мог возникнуть сам по себе; чтобы возводить такие курганы и пирамиды, нужна мощная организация, техника перемещения земли, камней, обтесывание их, причем, культура. В курганах поражает наличие артефактов, явно европейского происхождения. Майская и ацтековские цивилизации – возможно, 2-я волна миграций - европеоидов, которые, смешавшись  с индейцами, дали им такой всплеск, а может, и не смешались – ацтеки были просто европейцы.

 

*Графики построены с помощью авторской системы «Вектор», постоянные Болотова-Конюхова уравнений Фореста-Капицы.

 

Изучение географического распределения типов ДНК-маркёров и анализ их мутационных взаимосвязей позволили доказать справедливость монофилетической гипотезы – то есть единого происхождение от одной линии предшественников. Их изучение помогает реконструировать миграционные события не только далёких тысячелетий, но и последних веков. Например, эпоха великих географических открытий ХIV-XVI вв. способствовала развитию контактов с неведомыми ранее жителями отдалённых земель. На кораблях были только мужчины, и сейчас генетические исследования аборигенных народов Африки, Океании и Америки показывают присутствие в их ДНК значительной доли типов Y-хромосомы, характерных для европейцев.

Например, история развития транстихоокеанских транспортных сообщений между Азией и Америкой, поиски истоков коммуникативных связей неразрывно связаны с вопросами заселения Американского материка и последующих палеоконтактах древних народов Азии и Америки….

В настоящее время в отечественной и зарубежной науке постулируется теория о заселении Американского континента выходцами из Азии по Берингийскому перешейку во время максимального оледенения в четвертичный период, когда максимально понижался уровень Мирового океана. Причем, не только по «Берингову мосту», но и «… по основным островным цепям – с Камчатки, а также через Алеутскую островную гряду… и не одной какой-либо волной и не сплошной массой, а просачиваясь маленькими струйками. » (Окладников, 1973, с. 144). Судя по археологическим свидетельствам, первая волна переселенцев приходится на время, исчисляемое 40 тыс. л. назад. Вторая – 20 тыс. л. назад. Третья связана с проникновением палеоазиатов – предков современных эскимосов и алеутов. Предметом современных дискуссий по данной тематике, в большей степени, являются вопросы, связанные с выявлением наиболее древних свидетельств по обозначенному трафику и конкретизации ареалов «первых американцев» на обоих континентах. Основными аргументами в научной полемике являются радиоуглеродные даты и технико-морфологические параллели в каменной индустрии  по обе стороны Тихого океана. По находкам бифасов, торцовых нуклеусов с пластинчатым принципом снятий на датированных объектах маркируются пути «палеоиндейцев» по просторам Центральной Азии, Якутии, Прибайкалья, Ангары и Аляски. В процессе поиска подобных остатков материальной культуры с каждым годом расширяется география стоянок «первоамериканцев» (Средний Енисей, Горный Алтай, Японские острова Северной и Восточной Азии, Великие равнины, Скалистые горы Северной Америки), углубляется древность местонахождений. 

Вместе с тем, поразительные аналогии в духовной культуре (искусство, мифология) древних и современных народов на обоих материках и островах между ними, определенные лингвистические параллели свидетельствуют и о сравнительно поздних этно-культурных контактах – в эпоху голоцена. В этот послеледниковый период потепления, наступивший 9 тыс. л. назад, береговая линия континентов и островов Пасифики приняла современные очертания. Соответственно, с повышением уровня океана от тающих ледников старые пути сообщения  оказались под водой, новые – стали возможны (как и сейчас) только по воде. Исключение и поныне составляет узкая полоска торосистого льда, появляющаяся между Аляской и Чукоткой в зимнюю полярную ночь. Но, это не аргумент и не основание, а как свидетельствует практика сравнительно недавнего прошлого, - повод для поездки предприимчивого чукчи для приобретения американского винчестера.            

В таких условиях развитие палеоконтактов могло быть осуществимо только при наличии водного транспорта, морских судов, использовании архаичных форм навигации, оптимальных принципов жизнеобеспечения, в достаточно благоприятных климатических условиях.

На XIV Тихоокеанском научном конгрессе выдвига­лись предположения о верхнепалеолитическом (40 -35 тыс. л.н.) происхождении морской адаптации, мо­реходных судов и навигационных познаний у населе­ния Тихоокеанского побережья Аляски и Канады и морских миграциях вдоль западного побережья Ти­хого океана из южных районов - от Японии и Китая [Айгнер, 1979; Флэдмарк, 1979].

Гипотезы, высказанные на XIV Тихоокеанском конгрессе в 1979 г. в Хабаровске, пока не подкрепле­ны археологическими находками (Бродянский, Раков, 2003, с. 42).

 Первые навигаци­онные карты появились в ханьском Китае в первой половине II в. до н.э. [Крюков и др., 1983, с. 40-41]. Как на побережье, так и в океане миграционные про­цессы в позднем неолите и раннем железном веке происходили целенаправленно

(Бродянский, Раков, 2003, с. 42).

Древнейшая навигация аборигенов существовала задолго до появления в Тихом океане европейцев, и уникальные методы проложения курса в открытом море без применения технических средств описаны в работе Д. Льюиса [Льюис, 1995].

Целью данного исследования является определение концепции существования несухопутных связей между обитателями Азии и Америки, а также островов Океании в доколумбовый период древней и ранней средневековой истории развития человечества.

Основные положения базируются на сюжетных, стилистических и иконографических соответствиях в наскальном творчестве – петроглифах и других видах изобразительной деятельности народов Пасифики. В качестве дополнительных факторов, поддерживающих предлагаемую концепцию, привлекаются данные антропологии, этнографии, лингвистики, мифологии, используется исторический опыт трансокеанских путешествий на маломерных судах парусного флота.

 

Петроглифы Азии и Америки

Основными «интернациональными» мотивами в монументальном и прикладном искусстве народов Пасифики являются: личины (маски), концентрические круги, спирали, (криволинейный орнамент).

 Применительно к наскальному искусству можно добавить еще и чашевидные углубления. Они могут встречаться самостоятельно, хаотично располагаясь на скальной поверхности. Могут находиться в центре концентрических окружностей, формировать глаза и рот личины. Как правило, в петроглифах обозначенные варианты часто сочетаются друг с другом, расположены на одной плоскости камня, формируют общую композицию.

Концентрические окружности также могут встречаться, как самостоятельно, так и формировать нереалистичный образ человеческого лица. Фантастичные черты придавали личине также спирали и другие элементы криволинейного орнамента (дуги, завитки, волюто- и S-образные фигуры).

Соответственно, мы в нашем исследовании в большей степени будем акцентировать свое внимание на наиболее показательном сюжете  петроглифов – личинах, на примере которых комбинировано сочетаются различные мотивы  древнего искусства Пасифики (как на уровне сюжета, так и иконографии образа).  Именно личины могут являться наглядным маркером прямых или опосредованных этнокультурных связей, миграционных процессов, которые имели место в древней истории народов Тихоокеанского бассейна и прилегающей материковой зоны Азии, Америки и Австралии.

 

Пути этно-культурных контактов

Можно определить два основных пути этнокультурных контактов, миграционных потоков между Азией и Америкой: северный и южный.

Северный путь

Путь в северных широтах мог протекать по двум сценариям:

- каботажное плавание из акватории Японского моря по островным грядам Курил к берегам Камчатки, далее – вдоль Алеутских островов – к побережью Аляски.

-  прямое пересечение Тихого океана

Плавание вдоль берегов

 Как вы успели заметить, первая траектория, практически, совпадает с версией, высказанной А.П. Окладниковым о сухопутном движении «первых американцев» в ледниковый период. Не исключено, что данная тропа не «заросла» в последующие тысячелетия, информация о ней передавалась из поколения к поколению. По мере подъема уровня океана она становилась уже, стала со временем прерываться мелководными проливами, которые с каждым годом, десятилетием и столетием становились все менее проходимыми и, наконец, совсем оборвали какой-либо вариант традиционного передвижения на суше. Процесс был постепенным, растянувшимся, как минимум на тысячелетие, в течение которого человек мог развить различные виды передвижения по воде: от использования плавающего древесного ствола, их связки – к изготовлению долбленой лодки, каркасного судна. Плавание в видимости берегов по отработанному веками и тысячелетиями маршруту было достаточно возможным при наличии даже примитивных навыков в навигации. Прибрежные пищевые ресурсы могли в достаточной степени обеспечить жизнеспособность древних мореплавателей.

Известные археологические материалы береговых стоянок Приморья, Сахалина, Курил, Камчатки, Аляски свидетельствуют о достаточном высоком уровне приморской адаптации древнего населения в эпоху неолита.

Соответственно, Е.А. Окладникова, объясняя изобразительные параллели между наскальным искусством Нижнего Амура, Приморья и Северо-Западного побережья Северной Америки, придерживается данной версии этнокультурных контактов.

Высшими достижениями древних судостроителей на се­вере стали байдарки-каяки, байдары. Открытая байдара на шесть - восемь греб­цов у алеутов в основном использовалась как транс­портное судно, у эскимосов и береговых чукчей байдара была главным судном при охоте на китов и моржей [Арутюнов, Сергеев, 1969, с. 127; Богораз, 1991, с. 65 - 73, табл. XI]. На таких судах ходили на сотни миль в любую погоду, ориентировались в ту­мане по полету птиц и течениям. При сильной волне по бортам крепили поплавки из нерпичьих шкур или желудка сивуча, которые обеспечивали плавучесть, даже если лодка наполнялась водой. В непромокае­мой одежде, с затянутым герметично люком байдар­ки алеут и эскимос могли одним движением поста­вить перевернувшуюся лодку на киль и продолжать плавание. Течь умели заделать на плаву.

Весла были двухлопастные, грести случалось до 20 ч. кряду. Шли со скоростью 4-5 узлов [Ляпу­нова, 1975, с. 93 - 101]. Алеутская байдарка-одиноч­ка была длиной до 6 м. Деревянный решетчатый кар­кас набирали из легких прочных планок, вставляли костяные пластины-амортизаторы, форштевень дела­ли раздвоенным по вертикали - с выступом-волноре­зом внизу, корма была косо срезана. B.C. Лафлин на­звал байдарку "инженерным триумфом алеутов". Эс­кимосы делали корму каяков острой: теряли в скорости, но зато между льдин можно было дать задний ход. Каркас связывали волокнами китового уса, обтягивали шкурой лахтака, реже - нерпичьей, для больших байдар использовали расщепленную моржовую шкуру. Сшивали сухожилиями, швы про­мазывали жиром. Обшивку ежегодно меняли, следи­ли за ее сохранностью, на нос байдары одевали спе­циальный предохранительный чехол [Арутюнов, Сергеев, 1969, с. 113, 127]. На таких суденышках охо­тились на 150-тонных гренландских китов. (Бродянский, Раков, 2003, с. 41)

При дальних переходах на лодках вдоль берегов древние люди, несомненно, использовали общее на­правление морских течений, скорость которых часто превышает 1 м/с. Например, продвижение на лодках на север вдоль открытого побережья Приморья прак­тически невозможно из-за мощного Приморского те­чения. В то же время плавание на север вдоль западных берегов Японских островов облегчает Цусим­ское течение. В Татарском проливе за счет циклони­ческого течения Шренка удобнее передвигаться на лодках на север вдоль побережья Сахалина, пере­секать пролив в западном направлении на севере, а в восточном - на юге (см. рис. 5). Поэтому знание этих течений позволяло в древности довольно легко совершать морские переходы с Сахалина на материк и обратно.

Морские течения, очевидно, не только способство­вали, но и ограничивали распространение приморских культур. Например, мощное течение Соя проходит лишь вдоль северного побережья Хоккайдо с запада на вос­ток, соединяя Южный Сахалин и Южные Курилы

(Бродянский, Раков, 2003, с. 44)

Транстихоокеанские переходы (Северный путь)

Канадский профессор Р.Т. Каллахан в одной из своих статей вполне справедливо выразил свое сожаление по поводу того, что современные археологи еще «не слишком много внимания уделяют транстихоокеанским контактам между Дальним Востоком и северо-западным побережьем Северной Америки» (Каллахан, 2005, с. 109). Справедливости ради надо отметить, что и отечественные исследователи, располагающие фактами  существования «морских» культур на Дальнем Востоке, свидетельствами древних контактов в Тихом океане, ограничивают последние акваторией Японского и Охотского морей, цели путешествий объясняют импортом обсидиана,  интродукцией устриц и др. (Бродянский, Раков, 2003).

Между тем, прямое пересечение открытого океана от восточнозиатских берегов к побережью Северной Америки было вполне возможным в древности. Путешествия могли быть как случайными (путем дрейфа), так и целенаправленными – с использованием соответствующего парусного вооружения.

Характер современных основных ветров и течений северной части Тихого океана, вряд ли изменился со времен неолита, и был, как нельзя, благоприятен для трансокеанских походов к берегам Америки в древности.

Особым постоянством в направлении и скорости (наряду с юго-восточным) отличается северо-восточный пассат. Основная циркуляция вод на поверхности северной части Тихого океана направлена по часовой стрелке. Наиболее мощное течение в океане: Куросио («синее течение»). Оно начинается у о. Тайвань и направляется на северо-восток; ширина его здесь – около 200 км, средняя скорость – 3 км/ч (Войтов, 1994, с. 45). При подходах к юго-восточной части острова Хонсю течение Куросио поворачивает на восток и далее идет под названием Северо-Тихоокеанского течения, в 600 милях (ок. 1 110 км) от побережья Северной Америки между 45 и 50º с.ш. разделяется, выходя к берегам Калифорнии и Британской Колумбии.

В исторический период известны многочисленные случаи дрейфа потерпевших кораблекрушение азиатских судов к берегам Северной Америки, а также случайного переноса через Тихий океан дрейфующих предметов азиатского происхождения.

После второй мировой войны жители тихоокеанского побережья Северной Америки нередко находили выброшенные мины японского производства, которые были установлены под водой у японских островов. Сорванные с минрепов во время штормов, они продрейфовали с запада на восток через весь Тихий океан. Морские историки приводят также примеры вынужденного дрейфа рыболовных джонок от Японии к берегам Северной Америки. «…В зависимости от синоптической ситуации дрейфующее суденышко может плыть к Алеутским островам или к берегам Мексики   (Войтов, 1994, с. 56).

Базируясь на исторические источники, Г.И. Квимби подсчитал, что между 500 и 1750 г. н.э. 187 японских судов, потерпевших кораблекрушение, могли быть выброшены на северо-западное побережье Северной Америки. По его мнению, значительное количество железных лезвий, которыми могли располагать коренные американцы до начала контактов с европейцами, попало к ним в результате этих кораблекрушений (Каллахан, 2005, с. 110).

Привлекая исторические источники, учитывая характер ветров и течений, тип судов и другие факторы,  Р.Т. Каллахан произвел компьютерное моделирование маршрутов дрейфующих судов, унесенных штормами от берегов Японии (карта). Основное внимание исследователь уделял судьбе судов периода Эдо (1603-1867). Дело в том, что после 1637 г. японское правительство, развивая политику изоляционизма,  распорядилось произвести в своем флоте кардинальные изменения, которые исключали какое-либо плавание в открытом океане. Все корабли, способные для плавания в открытом море были уничтожены, оставшиеся небольшие суда имели открытую палубу, одну мачту с небольшим квадратным парусом, могли передвигаться, практически, только при попутном ветре, и предназначались для прибрежной торговли. Т.е. мореходные качества судов были довольно примитивные, условия жизнеобеспечения команды (учитывая наличие продуктовых товаров) – номинальные. Тем не менее, из 30 000 смоделированных плаваний 930 завершилось у канадских берегов.  «Полученные результаты подтверждают возможность, как случайного попадания азиатских артефактов на северо-западное побережье Северной Америки до начала проникновения европейцев, так и ранних целенаправленных плаваний туда из Азии» (Каллахан, 2005, с. 110).

Успех проведенного моделирования дал исследователю все основания для развития идеи о возможности целенаправленных плаваний через Тихий океан в древности.

Одним из побудительных мотивов для таких предположений у исследователя явились факты обнаружения керамики дземон Северного Хоккайдо, датируемой 5 200 – 3 600 гг. до н.э., на о. Эфате в Вануату (Полинезия). Она могла попасть туда только в результате целенаправленного плавания поперек главных направлений ветров и течений, что свидетельствует о довольно развитом искусстве мореплавания уже в эпоху Дземон. Учитывая расстояние – ок. 7 500 км (4 050 морских миль), равнозначное пути от Японии до северо-западного побережья Северной Америки, плавание через Северную Пасифику, где характер ветров и течений, напротив, благоприятный, было бы гораздо более легким, чем на юг к Вануату. Более того, «широтное плавание могло служить простейшим методом навигации подобно тому, как оно использовалось норманнами с их открытыми лодками, причем, тоже в северных широтах» (Каллахан, 2005, с. 118).

 

Какими же судами могли располагать древние мореходы?

Авторы в материалах археологических памятников Приморья, Сахалина и других территорий на побере­жьях Японского и Охотского морей обнаружили ряд новых сведений, полезных для воссоздания истории судостроения и навигации в северо-западной части Тихого океана. (Бродянский, Раков, 2003, с. 42).

 

 

Рис. 1. Лодки Восточной и Юго-Восточной Азии

1 -  рисунок на костяном игольнике с поселения Невельского, охотская культура, Сахалин;  2, 4,5,7,8 – амурские петроглифы;  3,6 -  на рисунке на керамика, Япония; 9,11 – индонезийское прао; 10 – иньский петроглиф «грести»; 12, 13  - изображения на бронзовых барабанах, Южный Китай.

 

 

В неолите Японии «в период раннего дземона (примерно 7 300 – 5 600 л.н.) были лодки, сделанные из выдолбленных стволов деревьев, с дополнительными надводными бортами, их остатки обнаружены археологами.» (Каллахан, 2005, с. 109). В районе Канто (о. Хонсю) обнаружены сохранившие­ся неолитические деревянные долбленки типа бата, с округлыми носом и кормой, с низкими бортами, длиной 6 - 8 м. Весла лопатообразные, с короткой ручкой, длина до 1,2 м [Окладников и др., 1980, с. 75]. Деревянные весла известны также в древнекитайской культуре лянчжу, существовавшей около 4 - 4,5 тыс. л.н. [Крюков и др., 1978, с. 266].

На берегу бух­ты Бойсмана (залив Петра Великого, Японское море) на неолитическом местонахождении Бойсмана II (6 500 - 4 800 л.н.) были обнаружены модели лодок, изготовленные из оленьего рога и китового ребра (Бродянский, Раков, 2003, с. 42-43).

Еще одна модель лодки была найдена Д.Л. Бродянским и А.А. Крупянко в бухте Теляковского (Уссурийский залив, Японское море) [Бродянский, Крупянко, 2001], в слое, относящемся к янковской культуре раннего железного века (VIII -1 вв. до н.э.). Сохранилась поло­винка керамической модели длиной 55 мм (рис. 6, 1). Судя по всему, изделие сломано посередине, а возвы­шения носа и кормы симметричны. Лодочка имела длину 110 мм, ширину по миделю 18 мм, высоту бор­та 12 мм, возвышение носа и кормы 24 мм. В днище вдоль продольной оси лодки сделаны две ямки диа­метром по 2 мм - гнезда для мачты или балансира. Отсутствие на модели следов наборного корпуса позволяет предположить, что изображена лодка-долбленка типа индонезийского прао (рис. 7, 9, 11)  (Бродянский, Раков, 2003, с. 45).

 

Свидетель­ства судостроения, отраженные в наскальных рисун­ках [Окладников, 1971; Hwang et al., 1984] и моделях [Деревянко, Медведев, 1993, рис. 52, 7],

Южный путь

Рассмотрим другой вариант этнокультурных контактов и миграций между Азией и Америкой – по южной «дуге». Данный вопрос транстихоокеанских связей неразрывно связан с проблемой заселения Океании, лежащей между двумя материками.

       

Современные транстихоокеанские путешествия

Моделирование морского пути из Юго-Восточной Азии в Северо-Западную Америку попытался выполнить на джонке «Дайки» («Великий космос») интернациональный экипаж под командованием В. Краге. Вдохновителем экспедиции был известный австралийский этнограф Роберт Хейне-Гельдерн. Но, к сожалению, плавание было не совсем удачным – было преодолено только полпути (корпус судна изъеден морским червем – древоточцем торедо).

Более удачной была попытка английского моряка Гарри Плетта. На классической китайской джонке он, выйдя из Гонконга, совершил трансокеанское плавание в северной части Тихого океана, закончив маршрут в Сан-Франциско (Войтов, 1994, с. 57).

   

 

Литература

Айгнер Дж. Значение доберингийских прибрежно-морских адаптации для понимания истории заселения Но­вого Света // XIV Тихоокеанский научный конгресс: Тез. докл. - М., 1979. - Т. 2. - С. 180.

Арутюнов С.А., Сергеев Д.А. Древние культуры ази­атских эскимосов (Уэленский могильник). - М.: Наука, 1969.-208 с.

Беллвуд П. Покорение человеком Тихого океана: Юго-Восточная Азия и Океания в доисторическую эпоху. - М.: Наука, 1986.-542 с.

1.         Березкин Ю.Е. Тихоокеанский компонент Америндейских мифологий (к вопросу о заселении Нового Света) // Проблемы археологии и палеоэкологии Северной, Восточной и Центральной Азии. Материалы международ. конфереции. – Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2003. - С. 420-423.

2.         Блон Ж. Великий час океанов: Тихий / Пер. с франц. Л.А. Деревянкиной; отв. ред. и авт. предисл. и коммент. Л.Г. Никифоров. – М.: Мысль, 1980. – 208 с.

3.         Бродянский Д.Л., Раков В.А. Древнейшие лодки и  мореходы Северо-Западной Пасифики // Археология, этнография, антропология Евразии. – 2003. - № 2. – С. 41-47.

4.          

5.         Войтов В.И. Океанские дороги человечества. – М.: Наука, 1994. – 79 с.

Деревянко А.П. Медведев В.Е. Исследование поселе­ния Гася (предварительные результаты, 1980). - Новоси­бирск: ИАЭт СО РАН, 1993. - 110 с.

6.          

7.         Заика А.Л. Личины и лодки (анализ сюжетного сочетания в петроглифах Нижней Ангары) // Проблемы археологии и палеоэкологии Северной, Восточной и Центральной Азии. Материалы международ. конфереции. – Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2003. - С. 128-130.

8.         Заика А.Л. Феномен личин в древнем искусстве Северной Азии (об истоках изобразительной традиции) // Современные проблемы археологии России: Сб. науч. Тр. – Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2006. – Т. II. – С. 294-296.

9.         Заика А.Л. Антропоморфные личины и «неолитическая революция» в культуре древних народов Северной Азии // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Исторя, филология. 2009. Т. 8, вып. 3: Археология и этнография. – С. 98-112.

10.     Заика А.Л. Водная среда в мировоззрении неолитического населения Северной Азии (по материалам петроглифов) // The Journal of Korean Petroglyph. – 2009. – Vol. 11-12. – P. 81-123. (на русском и корейском языках).

11.     Каллахан Р.Т. Контакты между Дальним Востоком и северо-западным побережьем Северной Америки в доколумбово время: компьютерное моделирование // Археология, этнография, антропология Евразии. – 2005. - № 3. – С. 109-119.

Крюков М.В., Переломов Л.С., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Древние китайцы в эпоху централизован­ных империй. - М.: Наука, 1983. - 416 с.

12.      

13.     Окладников А.П. Петроглифы Нижнего Амура. – Л.: Наука, 1971. -

14.     Окладников А.П. Азия – Америка: древний мост // Сибирские огни. – 1973. - № 11. – С. 136-145.

Окладников А.П., Бродянский Д.Л., Чан Су Бу. Ти­хоокеанская археология: Учебн. пособие. - Владивосток: Дальневост. ун-т, 1980. - 104 с.

15.      

Те Ранги Хироа (П. Бак). Мореплаватели солнечного восхода. - М.: Географгиз, 1959. - 254 с.

16.      

17.     Хейердал Т. Экспедиция «Кон-Тики», «Ра». – М.: Мысль, 1972. – 486 с.

18.     Хейердал Т. Древний человек и океан. – М.: Мысль, 1982.

Флэдмарк К.Р. Ранний человек в море // XIV Тихооке­анский научный конгресс: Тез. докл. - М., 1979. - Т. 2. - С. 216.

19.     Damond Don E. Alaska and the Northwest Coast // Ancient North Americans / Edited by Jesse D. Jennings. – New York: W.H. Freeman and Company, 1983. – P. 69-113.

20.     Jennings Jess D. Origins // Ancient North Americans / Edited by Jesse D. Jennings. – New York: W.H. Freeman and Company, 1983. – P. 24-67.

21.     Jett Stephen C. Precolumbian Transoceaning Contacts // Ancient North Americans / Edited by Jesse D. Jennings. – New York: W.H. Freeman and Company, 1983. – P. 556-613.

22. Интернет ресурс Геополитикау: Павел Зарифуллин. Геополитика «Великого Шёлкового Пути.

23. Интернет ресурс Геополитикау: Россия возвращается на «Великий Шёлковый Путь» Беседа Павла Канищева с директором филиала Центра геополитических экспертиз, профессором Евгением Цуцкиным.

24. В.Болотов, Ф.Конюхов.     Расчет роста численности населения Земли в эпоху 5-й расы

24. В.Болотов, Ф.Конюхов. Расчет численности населения индейцев Америки от начала эпохи Майя

 

 

Сведения об авторах:

 

Болотов Валерий Павлович – доктор техн. наук, профессор Морского государственного университета имени адмирала Г.И.Невельского, член. Союза писателей России, член Союза художников России, 

Участник международной экспедиции Федора Конюхова «Великий шелковый путь».
Адрес: Владивосток, 690059. ул. Верхне-Портовая, 50 a, МГУ Телефон: 8 (4232) 49-53-43
E-mail: Bolotov@msun.ru

 

Заика Александр Леонидович. Родился в 1963 году в пос. Каймановка Уссурийского района Приморского края. В 1993 году закончил исторический факультет Красноярского государственного педагогического университета им. В. П. Астафьева.

Археолог, кандидат исторических наук, директор. Музея археологии и этнографии КГПУ. Во время экспедиций работал в Эвенкии, на Ангаре, в Хакассии, Туве, Монголии, на Алтае.

Приоритетное направление научных изысканий: древнее наскальное искусство Сибири и Дальнего Востока.

Автор и соавтор более 100 научных статей, ряда монографий, научно-популярных очерков. Участник международной экспедиции Федора Конюхова «Великий шелковый путь».

 

Конюхов Федор Филиппович - путешественник, художник и писатель, профессор, родился 12 декабря 1951 года в селе Чкалово Приазовского района Запорожской области (Украина).

За свою жизнь совершил более 40 уникальных экспедиций и восхождений. Является первым и единственным в мире покорителем пяти полюсов планеты. Автор восьми книг. Руководитель международной  экспедиции Федора Конюхова «Великий шелковый путь».