Агарти - подземная империя

Все слышали о таинственной Гиперборее, могущественной Шамбале и сгинувшей в глубинах океана Атлантиде. Но мало кто знает об еще одном мистическом центре земли, «духовной» столице нашей планеты, подземной стране под названием Агарти.

 

«Источник правой руки»

 

Слово «агарти» или по-другому — «агартхи» переводится с санскрита как «неуязвимый, недоступный». В сборнике древних текстов — священной для тибетских мудрецов «Книге дзян» сказано, что в мире существуют два источника силы: «Источник левой руки» отвечает за материальную мощь; центр его расположен в надземной стране Шамбале, стране насилия и жестокости, где правит царь Страха. Кому удастся найти Шамбалу и заключить союз с царем Страха, тот будет владыкой мира. Именно по этой причине практически все завоеватели и тираны целенаправленно искали Шамбалу.

 

А вот второй центр еще более могущественной силы почему-то интересовал земных владык гораздо меньше. Скорее всего, по той простой причине, что описанный в той же «Книге дзян»

 

«Источник правой руки», расположенный в укрытых глубоко под землей святилищах страны Агарти, — это сила, порожденная созерцанием, медитацией, и она не сулит земных благ, физической мощи или обладания фантастическим оружием. Однако, согласно древнейшим легендам, именно оттуда, из Агарти, неведомый царь Мира руководит ходом абсолютно всех событий.

 

Одним из первых, кто всерьез заинтересовался «мировой столицей медитации» и достаточно подробно записал мифы об Агарти, был некто Оссендовский Фердинанд Антони, поляк, известный больше под псевдонимом Оссендовский Антон Мартынович. Закончив Сорбонну и Санкт-Петербургский университет, Оссендовский работал инженером в Сибири и на Дальнем Востоке. После революции 1905 года попал в тюрьму. Октябрьская революция зашвырнула бывшего инженера к адмиралу Колчаку, который предоставил ему должность министра финансов. Затем какое-то время Оссендовский служил с. потомком тевтонов бароном Унгерном, после чего в 1922 году перебрался на родину — в Польшу.

 

Вот в этот короткий период скитаний по Центральной Азии Оссендовский и записал со слов местных буддийских жрецов легенды о всемогущей подземной стране Агарти. Большинство поздних исследований основываются на его мемуарах.

 

Подземные жители

 

Что же представляет собой «Духовный центр земли», «тайна тайн» Центральной Азии?

 

Более шестидесяти тысяч лет назад один из земных азиатских правителей увел свое племя под землю. Впоследствии еще одно племя, скрываясь от орд Чингисхана, отыскало ворота в подземный мир и исчезло там навсегда. Легенды говорят, что любой человек, уставший от безумия «верхней» жизни, если будет искать, то найдет и попадет в подземное царство. Там нет войн и преступлений, а потому широко развита наука и культура — воплощенный рай.

 

Никто не знает, где точно находится центр Агарти, но подчиненные ей пространства тянутся под землей по всей планете. Ламы утверждали, что часть населения Атлантиды и Гипербореи успела укрыться в подземном царстве незадолго до гибели своих могучих государств. Американские индейцы, загнанные в горы «белыми дьяволами», спускались под землю и становились подданными правителя Агарти.

 

Ламы рассказывали, что дворец царя Мира «находится в центре кольца из дворцов гуру, повелевающих всеми видимыми и невидимыми силами на земле, на небесах и в аду; жизнь и смерть человека — всецело в их власти: Если даже свихнувшееся человечество развяжет против подземных жителей войну, те могут с легкостью взорвать земную кору, обратив планету в пустыню. Они в силах осушить моря, затопить сушу и воздвигнуть горы среди песков пустыни. По велению гуру вырастают деревья, травы и кустарники, люди дряхлые и больные становятся молодыми и крепкими, а мертвецы встают со смертного одра. В неведомых нам колесницах носятся подземные жители по узким расщелинам внутри планеты».

 

Кладезь тайных знаний

 

Если человек «непосвященный» случайно попадет в Агарти, а по возвращении начнет рассказывать о виденных там чудесах, то ламы отрежут ему язык — «тайна тайн» Азии должна остаться нерушимой. Однако, согласно легендам, некоторым позволено было спуститься в Агарти и принести оттуда крохи знаний. Среди «посвященных»: Шоир-Эддин-Магомет Бабур — первый великий могол в Индии, Ундур-гэгэн — первый глава ламаистской церкви в Монголии и другие «первые».

 

Иногда случалось, что спускались вниз и возвращались обратно, неся с собой секреты подземного мира, целые племена и народы. В одной из легенд сказано, что «когда олеты (племя западных монголов) разрушили Лхасу (столицу Тибета), один из их отрядов, действовавших в юго-западном горном районе, проник на окраины Агарти. Там олеты постигли азы тайного знания и принесли их на землю. Вот почему олеты и калмыки — такие искусные чародеи и предсказатели. А из восточных районов в Агарти проникло племя смуглолицых людей, оставшихся там на много столетий. Однако в конце концов их изгнали из царства, и племени пришлось вернуться на землю, куда они принесли искусство гадания на картах, травах и по линиям руки. Это племя зовут цыганами...».

 

Ворота, ведущие в Агарти, открыты в обе стороны — сам царь Мира изредка поднимается на поверхность. Согласно легендам, правитель Агарти пять раз появлялся среди смертных. Полтысячи лет назад царь Мира посетил Эрдени-Дзу — древний монастырь, воздвигнутый на развалинах Каракорума — монгольской столицы Чингисхана. А в 1890 году освятил своим появлением монастырь Нарабанчи-Куре, расположенный в восточной части Монголии.

 

Самое загадочное во всех приведенных выше легендах то, что очень мало кто из путешественников, когда-либо пересекавших Центральную Азию, упоминает в своих дневниках о таинственной стране Агарти. Хотя в записях многих из них присутствуют легенды о посещении таинственными правителями земных монастырей и храмов, но речь тут идет о повелителях «Источника левой руки» — Шамбалы. В самой Монголии ни историки, ни кочевники ничего не знают об Агарти и никогда не слышали приведенных выше сказаний.

 

В мире существует только два более-менее подробных источника сведений об Агарти: это мемуары уже упомянутого A.M. Оссендовского и книга «Миссия Индии в Европе», написанная неким мистиком Александром Сент-Ив д'Альвейдром в 1866 году. Правда, еще современники д'Альвейдра сомневались в психическом здоровье автора «Миссии Индии». И если предположить, что он — сумасшедший, то остается только один подробный источник, который уже невозможно проверить, — мемуары Оссендовского.

 

Однако трудно представить как, в сущности, гражданский человек, находясь в бегах, к тому же в совершенно диких местах развлекает себя сочинением несуществующих легенд. Историки постарались проанализировать сочинения Оссендовского, благо в его мемуарах присутствуют реальные географические названия, в частности — описание ворот, ведущих в подземную страну. В результате поисков «вход» оказался не в Монголии, а на территории России в Туве, в Западном Саяне. Следовательно, именно здесь беглый инженер впервые услышал о стране Агарти. Однако доподлинно известно, что «патрон» Оссендовского — барон Унгерн в 1921 году посылал своих людей на поиски подземной страны Агарти в Тибет. Почему Унгерн послал людей в Тибет, а не в Западный Саян — остается до сих пор загадкой.

 

«Источник правой руки» — подземная страна Агарти — ненадолго открылась одному человеку и закрылась вновь, так и оставшись «тайной тайн» Центральной Азии.

 

Игорь САВЕЛЬЕВ

 

 

Отрывки из книги Фердинанда Оссендовского «И звери, и люди, и боги» посвященные волшебной стране Агарти

«Еще бо­лее обиль­ные све­де­ния по­лу­чил я от ху­тух­ты Дже­ли­ба Джам­с­ра­па из На­ра­бан­чи, по­ве­дав­ше­го мне та­ин­с­т­вен­ную ис­то­рию при­хо­да на зем­лю мо­гу­щес­т­вен­но­го Ца­ря Ми­ра, влас­те­ли­на под­зем­но­го цар­с­т­ва; ху­тух­та опи­сал внеш­ность гос­тя, чу­де­са, тво­ри­мые им, и из­ре­чен­ные про­ро­чес­т­ва. Тог­да-то и оце­нил я, что за этой ле­ген­дой, бы­то­вав­шей ско­рее в фор­ме по­валь­но­го гип­но­за, скры­ва­ет­ся не толь­ко" не­кая тай­на, но впол­не ре­аль­ная и влас­т­ная си­ла, спо­соб­ная вли­ять на по­ли­ти­чес­кую жизнь Азии. С тех пор я стал жад­но со­би­рать лю­бую ин­фор­ма­цию по это­му воп­ро­су.

    Гэлун- лама -лю­би­мец кня­зя Чул­ту­на Бей­ли, дал мне об­щее пред­с­тав­ле­ние о под­зем­ном цар­с­т­ве.

    - В на­шем брен­ном ми­ре, - ска­зал гэ­лун, - неп­ре­рыв­но ме­ня­ет­ся все - на­ро­ды, на­уки, ре­ли­гии, за­ко­ны и обы­чаи. Сколь­ко ве­ли­чай­ших им­пе­рий ка­ну­ло в не­бы­тие, ка­кие куль­ту­ры угас­ли! Лишь Зло - ору­дие злых ду­хов - пре­бы­ва­ет не­из­мен­ным. Бо­лее шес­ти­де­ся­ти ты­сяч лет то­му на­зад не­кий свя­той скрыл­ся со сво­им пле­ме­нем под зем­лей и ник­то их боль­ше не ви­дел. В под­зем­ном цар­с­т­ве по­бы­ва­ли мно­гие - сре­ди них Шакья-Му­ни, Ун­дур-гэ­гэн, Пас­па, сул­тан Ба­бер и дру­гие. Ны­не же ник­то не зна­ет, где на­хо­дит­ся это цар­с­т­во. Кто го­во­рит - в Аф­га­нис­та­не, кто - в Ин­дии. Лю­ди там не ве­да­ют зла, в цар­с­т­ве не бы­ва­ет прес­туп­ле­ний. Там мир­но раз­ви­ва­ют­ся на­уки, и по­ги­бель ни­че­му не гро­зит. Под­зем­ный на­род дос­тиг не­обык­но­вен­ных вы­сот зна­ния. Те­перь это боль­шое цар­с­т­во с мно­го­мил­ли­он­ным на­се­ле­ни­ем, ко­то­рым муд­ро уп­рав­ля­ет Царь Ми­ра. Ему ве­до­мы все скры­тые пру­жи­ны ми­роз­да­ния, он пос­ти­га­ет ду­шу каж­до­го че­ло­ве­чес­ко­го су­щес­т­ва и чи­та­ет ве­ли­кую кни­гу су­деб. Он тай­но уп­рав­ля­ет по­ве­де­ни­ем вось­ми­сот мил­ли­онов че­ло­век на зем­ле, все они ис­пол­ня­ют его во­лю.

К ска­зан­но­му князь Чул­тун Бей­ли до­ба­вил от се­бя: - Это цар­с­т­во на­зы­ва­ет­ся Агар­ти. Оно тя­нет­ся под зем­лей по всей пла­не­те. Я сам слы­шал, как прос­ве­щен­ный ки­тай­с­кий ла­ма рас­ска­зы­вал бог­до­ха­ну, что в пе­ще­рах Аме­ри­ки жи­вет древ­ний на­род, ук­рыв­ший­ся в свое вре­мя под зем­лей. И сей­час на зем­ле об­на­ру­жи­ва­ют сле­ды их бы­ло­го сре­ди нас су­щес­т­во­ва­ния. Пра­ви­те­ли этих на­ро­дов ны­не под­чи­ня­ют­ся Ца­рю Ми­ра, ко­то­рый яв­ля­ет­ся вла­ды­кой всех под­зем­ных прос­т­ранств. Ни­че­го не­обык­но­вен­но­го здесь нет. Из­вес­т­но, что на мес­те двух ве­ли­ких оке­анов - вос­точ­но­го и за­пад­но­го - преж­де рас­по­ла­га­лись два кон­ти­нен­та. Они опус­ти­лись под во­ду, но лю­ди ус­пе­ли уй­ти в под­зем­ное цар­с­т­во. В глу­бо­ких пе­ще­рах су­щеетвует осо­бое све­че­ние, поз­во­ля­ющее да­же вы­ра­щи­вать ово­щи и зла­ки, лю­ди жи­вут там дол­го и не зна­ют бо­лез­ней. В под­зем­ном цар­с­т­ве оби­та­ет мно­жес­т­во раз­ных на­ро­дов и пле­мен. Од­наж­ды ста­рик-брах­ман из Не­па­ла, ис­пол­няя во­лю бо­гов, от­п­ра­вил­ся в Си­ам, быв­шее вла­де­ние Чин­гис­ха­на; там он пов­с­т­ре­чал ры­ба­ка, ко­то­рый пот­ре­бо­вал, что­бы брах­ман сел в лод­ку и вы­шел с ним в мо­ре. На тре­тий день пла­ва­ния они дос­тиг­ли ос­т­ро­ва, у жи­те­лей ко­то­ро­го бы­ло во рту по два язы­ка - каж­дый упот­реб­лял­ся для оп­ре­де­лен­но­го на­ре­чия. Ос­т­ро­ви­тя­не по­ка­за­ли брах­ма­ну ди­ко­вин­ных жи­вот­ных - од­ног­ла­зую че­ре­па­ху на шес­ти­де­ся­ти лап­ках, ог­ром­ных змей с неж­ней­шим мя­сом и руч­ных ос­т­ро­зу­бых птиц, при­но­ся­щих хо­зя­евам ры­бу. Жи­те­ли по­ве­да­ли гос­тю, что преж­де они жи­ли в под­зем­ном цар­с­т­ве и рас­ска­за­ли кое-что о нем.

Лама- торгут, ко­то­рый соп­ро­вож­дал ме­ня в пу­те­шес­т­вии из Ур­ги в Пе­кин, при­ба­вил еще и та­кие под­роб­нос­ти.

    - Столицы Агар­ти ок­ру­жа­ют по­се­ле­ния ду­хов­ных лиц и уче­ных; она чем-то на­по­ми­на­ет Лха­су, где По­та­ла - дво­рец да­лай-ла­мы, сто­ит на го­ре, зас­т­ро­ен­ной мо­нас­ты­ря­ми и хра­ма­ми. Трон Ца­ря Ми­ра воз­не­сен над мил­ли­она­ми воп­ло­щен­ных Бо­гов свя­тых пан­дит. Его дво­рец на­хо­дит­ся в цен­т­ре коль­ца из двор­цов гу­ру, по­ве­ле­ва­ющих все­ми ви­ди­мы­ми и не­ви­ди­мы­ми си­ла­ми на зем­ле, на не­бе­сах и в аду; жизнь и смерть че­ло­ве­ка - все­це­ло в их влас­ти. Ес­ли да­же свих­нув­ше­еся че­ло­ве­чес­т­во раз­вя­жет про­тив под­зем­ных жи­те­лей вой­ну, те мо­гут с лег­кос­тью взор­вать зем­ную ко­ру, об­ра­тив пла­не­ту в пус­ты­ню. Они в си­лах осу­шить мо­ря, за­то­пить су­шу и воз­д­виг­нуть го­ры сре­ди песков пус­ты­ни. По ве­ле­нию гу­ру вы­рас­та­ют де­ревья, тра­вы и кус­тар­ни­ки, лю­ди дрях­лые и боль­ные ста­но­вят­ся мо­ло­ды­ми и креп­ки­ми, а мер­т­ве­цы вста­ют со смер­т­но­го од­ра. В не­ве­до­мых нам ко­лес­ни­цах но­сят­ся под­зем­ные жи­те­ли по уз­ким рас­ще­ли­нам внут­ри пла­не­ты. Нес­коль­ко брах­ма­нов из Ин­дии и ти­бет­с­ких да­лай-лам, со­вер­шив труд­ней­шие вос­хож­де­ния на гор­ные вер­ши­ны, встре­ча­ли в мес­тах, где ни­ког­да преж­де не сту­па­ла но­га че­ло­ве­ка, нас­каль­ные над­пи­си, сле­ды лю­дей и ко­лес. Бла­гос­т­ный Шакья-Му­ни об­на­ру­жил на вер­ши­не не­кой го­ры ка­мен­ные таб­ли­цы, ис­пещ­рен­ные пись­ме­на­ми, ко­то­рые он су­мел ис­тол­ко­вать толь­ко в ста­рос­ти, и тог­да от­п­ра­вил­ся в цар­с­т­во Агар­ти, от­ку­да при­нес лю­дям кро­хи свя­щен­но­го зна­ния - все, что су­ме­ла удер­жать его па­мять. Там, во двор­цах из див­но­го хрус­та­ля, оби­та­ют не­ви­ди­мые пра­ви­те­ли всех бла­го­чес­ти­вых лю­дей - Царь Ми­ра или Бра­хит­ма, ве­ду­щий бе­се­ды с са­мим Бо­гом так же, как я сей­час го­во­рю с ва­ми, и два его по­мощ­ни­ка - Ма­хит­ма, ему ве­до­мы це­ли гря­ду­ще­го, и Ма­хин-га, по­ве­ле­ва­ющий при­чи­на­ми со­бы­тий…

    …Святые пан­ди­ты поз­на­ют ми­роз­да­ние и его за­ко­ны. Иног­да муд­рей­шие из них со­би­ра­ют­ся на со­вет, что­бы нап­ра­вить сво­их пос­лан­цев в не­ве­до­мые че­ло­ве­ку мес­та. Об этом пи­сал та­ши-ла­ма, жив­ший во­семь­сот пять­де­сят лет то­му на­зад. Пан­ди­ты вы­со­чай­ше­го ран­га, по­ло­жив од­ну ру­ку се­бе на гла­за, а дру­гую у ос­но­ва­ния че­ре­па юно­ши, пог­ру­жа­ли мо­ло­дых лю­дей в глу­бо­кий сон, за­тем на­ти­ра­ли их тра­вя­ны­ми нас­то­ями, от­че­го те­ла юно­шей ста­но­ви­лись твер­же кам­ня и пе­рес­та­ва­ли чув­с­т­во­вать боль, и на­ко­нец, об­ла­чив их в вол­шеб­ные оде­яния, ту­го спе­ле­ны­ва­ли и возносили мо­лит­вы к Ве­ли­ко­му Бо­гу. При этом ока­ме­нев­шие юно­ши слы­ша­ли, ви­де­ли и за­по­ми­на­ли все, что тво­ри­лось вок­руг. Гу­ру ус­т­рем­лял на них дол­гий, не­под­виж­ный взгляд, и те­ла, мед­лен­но отор­вав­шись от зем­ли, ис­че­за­ли в прос­т­ран­с­т­ве. Гу­ру же про­дол­жал не­под­виж­но си­деть, прис­таль­но гля­дя в ту сто­ро­ну, ку­да нап­ра­вил их. Его во­ля нез­ри­мо со­пут­с­т­во­ва­ла юно­шам. Не­ко­то­рые из них пу­те­шес­т­ву­ют сре­ди звезд, изу­чая их ход, жи­ву­щие там не­ве­до­мые на­ро­ды, их жизнь и за­ко­ны. Они вслу­ши­ва­ют­ся в нез­на­ко­мую речь, чи­та­ют не­из­вес­т­ные кни­ги, пос­ти­га­ют ра­дос­ти и го­рес­ти оби­та­те­лей даль­них ми­ров, их доб­ро­де­те­ли и по­ро­ки, доб­ро и зло.

Другие пог­ру­жа­ют­ся в сти­хию ог­ня, встре­ча­ясь с ог­нен­ны­ми су­щес­т­ва­ми - стре­ми­тель­ны­ми и жес­то­ки­ми, - без ус­та­ли пла­вят и ку­ют они ме­тал­лы в нед­рах пла­нет, ки­пя­тят во­ду для гей­зе­ров и го­ря­чих гор­ных ис­точ­ни­ков, кро­шат кам­ни, выб­ра­сы­вая из­мель­чен­ную мас­су на по­вер­х­ность зем­ли че­рез кра­те­ры гор.

    Некоторые юно­ши соп­ро­вож­да­ют веч­но ус­коль­за­ющие, кро­шеч­ные и проз­рач­ные воз­душ­ные соз­да­ния, про­ни­кая в тай­ный смысл их су­щес­т­во­ва­ния.

    Иные опус­ка­ют­ся на мор­с­кое дно, где оби­та­ют муд­рые жи­те­ли во­ды, те, кто сог­ре­ва­ет зем­лю, по­ве­ле­ва­ет вет­ра­ми, штор­ма­ми и бу­ря­ми… В преж­ние вре­ме­на в мо­нас­ты­ре Эр­де­ни-Дзу жил пан­ди­та-ху­тух­та, при­шед­ший на зем­лю из Агар­ти. Пе­ред смер­тью по­ве­дал он, как по ве­ле­нию гу­ру жил на вос­точ­ной крас­ной звез­де, пла­вал в ле­дя­ном оке­ане и па­рил в бу­шу­ющих язы­ках пла­ме­ни глу­бо­ко в нед­рах зем­ли.

    Такие вот ис­то­рии слы­шал я в юр­тах мон­голь­с­ких кня­зей и в ла­ма­ис­т­с­ких мо­нас­ты­рях. Рас­ска­зы­ва­лись они в та­ком тор­жес­т­вен­но-при­под­ня­том то­не, что ма­лей­шее сом­не­ние в их ис­тин­нос­ти зву­ча­ло бы ко­щун­с­т­вен­но.

    Сие есть Тай­на…»

 

«Боль­ше всех, не­сом­нен­но, мог бы рас­ска­зать Жи­вой Буд­да, и я про­бо­вал выз­вать его на от­к­ро­вен­ность, упо­мя­нув в бе­се­де о Ца­ре Ми­ра. Ста­рый пер­вос­вя­ще­ник рез­ко по­вер­нул го­ло­ву в мою сто­ро­ну, ус­т­ре­мив на ме­ня сле­пые, без­жиз­нен­ные гла­за. Я неп­ро­из­воль­но за­молк. Мы дол­го мол­ча­ли, а за­тем бог­до­хан про­дол­жил преж­ний раз­го­вор, дав мне тем са­мым по­нять, что не хо­чет рас­п­рос­т­ра­нять­ся на пред­ло­жен­ную те­му. Бы­ло вид­но, что все при­сут­с­т­ву­ющие удив­ле­ны и на­пу­га­ны мо­ими сло­ва­ми, осо­бен­но хра­ни­тель биб­ли­оте­ки Жи­во­го Буд­ды. Все это, по­нят­но, толь­ко ра­зож­г­ло мое лю­бо­пыт­с­т­во. По­ки­дая ка­би­нет бог­да­ха­на, я стол­к­нул­ся с биб­ли­оте­ка­рем, вы­шед­шим из ком­на­ты рань­ше ме­ня; поп­ро­сив его по­ка­зать мне двор­цо­вое соб­ра­ние книг, я при­бег­нул к ма­лень­кой хит­рос­ти.

    - Однажды, дос­точ­ти­мый ла­ма, я ехал по рав­ни­не в час, ког­да Царь Ми­ра го­во­рил с Бо­гом, и не мог не по­чув­с­т­во­вать ве­ли­чия се­го мгно­ве­ния, - ска­зал я.

    К мо­ему изум­ле­нию, ста­рый ла­ма спо­кой­но от­ве­тил:

- Нехорошо, что буд­дис­ты и мы, ис­по­ве­ду­ющие "жел­тую ве­ру", скры­ва­ем все, что свя­за­но с Его име­нем. Соз­на­ние то­го, что где-то су­щес­т­ву­ет че­ло­век та­кой свя­тос­ти и мо­гу­щес­т­ва, и жи­вет он в бла­жен­ном цар­с­т­ве - хра­ме свя­щен­но­го зна­ния, при­но­сит уте­ше­ние на­шим греш­ным сер­д­цам, по­мо­га­ет очис­тить­ся ду­шам; не прис­та­ло скры­вать это от че­ло­ве­чес­т­ва.

    …Вот что я рас­ска­жу вам сей­час, - про­дол­жил он. Круг­лый год Царь Ми­ра ру­ко­во­дит де­ла­ми пан­дит и гу­ру Агар­ти. Лишь из­ред­ка уда­ля­ет­ся он в храм-су­бур­ган, где в гро­бу из чер­но­го кам­ня по­ко­ит­ся на­баль­за­ми­ро­ван­ный труп его пред­шес­т­вен­ни­ка. Там всег­да тем­но, но с при­хо­дом Ца­ря Ми­ра по сте­нам про­бе­га­ет огонь, и на крыш­ке гро­ба по­яв­ля­ют­ся язы­ки пла­ме­ни. Его встре­ча­ет ста­рей­ший гу­ру с зак­ры­ты­ми го­ло­вой и ли­цом, его ру­ки скре­ще­ны на гру­ди. Этот гу­ру ни­ког­да не об­на­жа­ет ли­ца: ведь вмес­то го­ло­вы у не­го че­реп, на ко­то­ром толь­ко и жи­во­го - гла­за и язык. Он за­нят тем, что под­дер­жи­ва­ет связь с ду­ша­ми умер­ших… Царь Ми­ра тво­рит дол­гую мо­лит­ву, а за­тем, приб­ли­зив­шись ко гро­бу, прос­ти­ра­ет пе­ред со­бой ру­ки. Язы­ки пла­ме­ни вспы­хи­ва­ют яр­че, а огонь, про­бе­жав по сте­нам, за­ту­ха­ет, и за­тем, вновь ожи­вив­шись, спле­та­ет­ся в ди­ко­вин­ные узо­ры бук­вы ал­фа­ви­та "ва­тан­нан", язы­ка под­зем­но­го цар­с­т­ва. Из гро­ба на­чи­на­ют вить­ся еле за­мет­ные струй­ки све­та - мыс­ли его пред­шес­т­вен­ни­ка. Они пос­те­пен­но оку­ты­ва­ют це­ли­ком Ца­ря Ми­ра, а ог­нен­ные бук­вы на сте­нах все пи­шут и пи­шут ве­ле­ния и по­же­ла­ния Бо­га. В этот миг Царь Ми­ра пос­ти­га­ет мыс­ли тех, кто ока­зы­ва­ет вли­яние на судь­бы че­ло­ве­чес­т­ва - ца­рей, ко- ролей, ха­нов, пол­ко­вод­цев, пер­вос­вя­щен­ни­ков, уче­ных и про­чих власть пре­дер­жа­щих. Он уз­на­ет все их по­мыс­лы. Ес­ли те угод­ны Бо­гу, то Царь Ми­ра тай­но по­мо­жет их осу­щес­т­в­ле­нию, ес­ли нет - по­ме­ша­ет. Эту власть да­ет Агар­ти тай­ное зна­ние - "0м", с это­го сло­ва на­чи­на­ют­ся все на­ши мо­лит­вы, "0м" - имя пер­во­го гу­ру свя­то­го, жив­ше­го трис­та трид­цать ты­сяч лет то­му на­зад. Он стал пер­вым че­ло­ве­ком, знав­шим Бо­га, и на­учил лю­дей ве­ро­вать, на­де­ять­ся и бо­роть­ся со Злом. Бог же на­де­лил его влас­тию над все­ми си­ла­ми, пра­вя­щи­ми ви­ди­мым ми­ром.

    После бе­се­ды с пред­шес­т­вен­ни­ком Царь Ми­ра со­зы­ва­ет "Боль­шой Со­вет Бо­га", на ко­то­ром су­дит мыс­ли и де­яния силь­ных ми­ра се­го, по­мо­га­ет им или ра­зом сок­ру­ша­ет их пла­ны. Ма­хит­ма и Ма­хин­га в то же вре­мя оп­ре­де­ля­ют мес­то за­мыс­лов и пос­туп­ков ве­ли­ких лю­дей в дви­жу­щих си­лах ми­роз­да­ния. За­тем Царь Ми­ра идет в глав­ный храм и там мо­лит­ся в оди­но­чес­т­ве. В ал­та­ре сам по се­бе воз­жи­га­ет­ся огонь, пос­те­пен­но пе­ре­ки­ды­ва­ясь на со­сед­ние ал­та­ри, и в пла­ме­ни прос­ту­па­ет ли­цо Бо­га. Царь Ми­ра поч­ти­тель­но из­ве­ща­ет Все­выш­не­го о ре­ше­нии "Со­ве­та Бо­га" и по­лу­ча­ет в от­вет бо­жес­т­вен­ные нас­тав­ле­ния. По­ки­дая храм. Царь Ми­ра из­лу­ча­ет див­ный свет.

 

- А ви­дел ли кто-ни­будь Ца­ря Ми­ра? - спро­сил я.

Ода!-ответил ла­ма. - Царь Ми­ра по­яв­лял­ся пять раз во вре­мя древ­них буд­дис­т­с­ких бо­гос­лу­же­ний в Си­аме и Ин­дии. Каж­дый рай он при­ез­жал в зап­ря­жен­ной бе­лы­ми сло­на­ми рос­кош­ной ко­лес­ни­це, ук­ра­шен­ной зо­ло­том, дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми и зад­ра­пи­ро­ван­ной бес­цен­ны­ми тка­ня­ми; бе­лос­неж­ная ман­тия оку­ты­ва­ла его те­ло, сви­са­ющие с алой ти­ары брил­ли­ан­то­вые ни­ти скры­ва­ли ли­цо. Царь Ми­ра бла­гос­лов­лял соб­рав­ших­ся зо­ло­тым яб­ло­ком с изоб­ра­же­ни­ем Аг­н­ца, и ку­да бы ни ус­т­рем­лял взор, тут же проз­ре­ва­ли сле­пые, не­мые об­ре­та­ли речь, глу­хие слух, увеч­ные на­чи­на­ли хо­дить, и да­же мер­т­вые про­буж­да­лись от сво­его веч­но­го сна. Пять­сот со­рок лет на­зад Царь Ми­ра по­се­тил Эр­де­ни-Дзу, объ­яв­лял­ся он так­же в ста­рин­ном Сак­кай­с­ком мо­нас­ты­ре и в На­ра­бан­чи-Ку­ре.

… Один Жи­вой Буд­да и один та­ши-ла­ма по­лу­ча­ли от не­го пос­ла­ния - та­ин­с­т­вен­ные пись­ме­на, на­чер­тан­ные на по­зо­ло­чен­ных скри­жа­лях. Ник­то не мог ура­зу­меть смыс­ла пос­ла­ния; тог­да та­ши-ла­ма, вой­дя в храм, по­ло­жил се­бе на го­ло­ву скри­жа­ли и стал мо­лить­ся. Пос­те­пен­но мыс­ли Ца­ря Ми­ра про­ник­ли в его мозг, и он, так и не про­чи­тав за­га­доч­но­го пись­ма, все-та­ки знал, что хо­тел ему ска­зать Царь Ми­ра.

    - Много ли на­ро­ду по­бы­ва­ло в Агар­ти? - спро­сил я.

    - Очень мно­го, - от­вет­с­т­во­вал ла­ма, - но все они хра­нят мол­ча­ние и не рас­ска­зы­ва­ют, что ви­де­ли там. Ког­да оле­ты раз­ру­ши­ли Лха­су, один из от­ря­дов, дей­с­т­во­вав­ших в юго-за­пад­ном гор­ном ра­йо­не, про­ник на ок­ра­ины Агар­ти. Там оле­ты пос­тиг­ли азы тай­но­го зна­ния и при­нес­ли их на зем­лю. Вот по­че­му оле­ты и калмыки - такие ис­кус­ные ча­ро­деи и пред­с­ка­за­те­ли. А из вос­точ­ных ра­йо­нов в Агар­ти про­ник­ло пле­мя смуг­ло­ли­цых лю­дей, ос­тав­ших­ся там на мно­го сто­ле­тий. Од­на­ко, в кон­це кон­цов, их из­г­на­ли из Цар­с­т­ва, и пле­ме­ни приш­лось вер­нуть­ся на зем­лю, ку­да они при­нес­ли ис­кус­ство га­да­ния на кар­тах, тра­вах и по ли­ни­ям ру­ки. Это Пле­мя зо­вут цы­га­на­ми… На се­ве­ре Азии то­же жи­вет один вы­ми­ра­ющий на­род, под­няв­ший­ся из пе­щер Агар­ти, его лю­ди пре­ус­пе­ли в вы­зы­ва­нии па­ря­щих в воз­ду­хе ду­хов пред­ков.

    Лама по­мол­чал, а за­тем про­дол­жал, как бы от­ве­чая на мои мыс­ли.

    - В Агар­ти прос­ве­щен­ные пан­ди­ты за­пи­сы­ва­ют на ка­мен­ных скри­жа­лях все зна­ния на­шей пла­не­ты и дру­гих ми­ров. Зна­ко­мы с ним и ки­тай­с­кие уче­ные буд­дис­ты. Зна­ние это - вы­со­чай­ше­го и чис­тей­ше­го толка. Раз в сто­ле­тие сто ки­тай­с­ких муд­ре­цов со­би­ра­ют­ся в тай­ном мес­те на мор­с­ком по­бе­режье и ждут, ког­да из вод­ных глу­бин всплы­вут на по­вер­х­ность сто че­ре­пах. На их пан­ци­рях ки­тай­цы за­пи­сы­ва­ют бо­жес­т­вен­ную муд­рость…

    Я пи­шу эти сло­ва и вспо­ми­наю ста­ро­го ки­тай­с­ко­го бон­зу из пе­кин­с­ко­го Хра­ма Не­ба, рас­ска­зав­ше­го мне, что че­ре­па­хи мо­гут на­хо­дить­ся без еды и воз­ду­ха бо­лее трех ты­сяч лет, от­то­го-то все ко­лон­ны го­лу­бо­го Хра­ма Не­ба воз­д­виг­ну­ты, да­бы пре­дох­ра­нить де­ре­во от гни­ения, на этих жи­вых прес­мы­ка­ющих­ся.

    - Несколько раз пер­вос­вя­щен­ни­ки Лха­сы и Ур­ги по­сы­ла­ли гон­цов к Ца­рю Ми­ра, - по­ве­дал мне ла­ма - хранитель биб­ли­оте­ки, о те не смог­ли отыс­кать пу­ти к не­му. За­то один ти­бет­с­кий пол­ко­во­дец пос­ле бит­вы с Оле­га­ми вы­шел к пе­ще­ре, над ко­то­рой бы­ли высечены сло­ва: "Здесь во­ро­та в Агар­ти". Нав­с­т­ре­чу из пе­ще­ры выс­ту­пил изящ­ный, при­ят­ной на­руж­нос­ти муж­чи­на, вру­чил вож­дю зо­ло­тую плит­ку с та­ин­с­т­вен­ны­ми зна­ка­ми и про­из­нес при этом:

    - Царь Ми­ра пред­с­та­нет пе­ред людь­ми, ког­да пробь­ет час вес­ти всех пра­вед­ных лю­дей на борь­бу с неп­ра­вед­ны­ми, но сей­час вре­мя еще не нас­та­ло. Не ро­дил­ся еще ве­ли­чай­ший греш­ник всех вре­мен.

    - Чан Чун ба­рон Ун­герн по­сы­лал кня­зя Пун­ци­га к Ца­рю Ми­ра, но тот при­нес ему лишь пись­мо да­лай-ла­мы из Лха­сы. Ба­рон вновь от­п­ра­вил его на по­ис­ки, но на этот раз го­нец не вер­нул­ся

 

 «Пророчество Ца­ря Ми­ра в 1890 го­ду

    Вот что от­к­рыл мне ху­тух­та На­ра­бан­чи в быт­ность мою гос­тем мо­нас­ты­ря в на­ча­ле 1921 го­да:

    - Когда Царь Ми­ра пред­с­тал в этом мо­нас­ты­ре, трид­цать лет на­зад, пе­ред ла­ма­ми угод­ны­ми Бо­гу, он про­из­нес про­ро­чес­т­во на гря­ду­щую по­ло­ви­ну сто­ле­тия. Вот что из­рек он:

    "Все боль­ше и боль­ше лю­дей бу­дут за­бы­вать о ду­ше, за­бо­тясь лишь о те­ле. Чу­до­вищ­ный грех и раз­в­рат во­ца­рят­ся на зем­ле. Лю­ди ста­нут аки ди­кие зве­ри, ал­чу­щие кро­ви и смер­ти близ­ких. "По­лу­ме­сяц"* поб­лек­нет, а его пос­ле­до­ва­те­ли об­ни­ща­ют и ввя­жут­ся в бес­ко­неч­ную вой­ну. По­бе­ди­те­лей сок­ру­шит сол­н­це, продвижение их прек­ра­тит­ся, еще дваж­ды по­ра­зят их ве­ли­чай­шие нес­час­тья, и в кон­це кон­цов слу­чит­ся неч­то, что ос­кор­бит дру­гие на­ро­ды. Па­дут ко­ро­ны е­ли­кие и ма­лые… од­на, две, три, че­ты­ре, пять, шесть, семь, во­семь… На­ро­ды ждет страш­ней­шая из войн. Ре­ки пок­рас­не­ют от кро­ви… Че­ло­ве­чес­кие кос­ти усе­ют зем­лю и дно мо­рей… Раз­ру­шат­ся цар­с­т­ва… Вым­рут це­лые на­ро­ды… Го­лод, бо­лез­ни, не­ве­до­мые до­то­ле зло­де­яния об­ру­шат­ся на че­ло­ве­чес­т­во. При­дут вра­ги Бо­га и Ду­ха Свя­то­го. Вся­кий, про­тя­нув­ший дру­го­му ру­ку, так­же по­гиб­нет. Уг­не­тен­ные вос­ста­нут и при­ку­ют к се­бе вни­ма­ние все­го ми­ра. Зем­ля пог­ру­зит­ся во мглу, над ней про­не­сут­ся бу­ри. Го­лые ска­лы вдруг оде­нут­ся в ле­са. Зем­лет­ря­се­ния бу­дут сле­до­вать од­но за дру­гим … Мил­ли­оны лю­дей сме­нят око­вы раб­с­т­ва и уни­же­ния на но­вые - го­ло­да, бо­лез­ней и смер­ти. По древ­ним до­ро­гам хлы­нут тол­пы бе­жен­цев. В ог­не сги­нут прек­рас­ней­шие го­ро­да дин, два, три… Отец под­ни­ма­ет­ся на сы­на, брат - на бра­та, мать - на дочь. По­рок, прес­туп­ле­ние, рас­т­ле­ние ду­ши и те­ла рас­п­рос­т­ра­нят­ся пов­се­мес­т­но… Рас­па­дут­ся семьи… Ис­ти­на и лю­бовь по­ки­нут зем­лю.

… Из де­ся­ти ты­сяч вы­жи­ва­ет лишь один - у не­го, на­го­го и бе­зум­но­го, не­дос­та­нет ни сил, ни уме­ния пос­т­ро­ить се­бе дом и до­быть про­пи­та­ние. Вой его бу­дет по­до­бен вою разъ­ярен­но­го вол­ка, и нач­нет он по­жи­рать тру­пы, грызть свою плоть и бро­сать вы­зов Бо­гу… Зем­ля опус­те­ет. Бог от­вер­нет­ся от лю­дей, и на зем­ле во­ца­рят­ся мрак и смерть. Тог­да-то и пош­лю я на­род, до­се­ле не­ве­до­мый ни­ко­му, ко­то­рый силь­ной ру­кой выр­вет сор­ня­ки бе­зу­мия и по­ро­ка и по­ведет тех, кто сох­ра­нил в сер­д­цах сво­их ве­ру, в бит­ву про­тив Зла. Они соз­дут на зем­ле но­вую жизнь, очи­щен­ную ги­белью на­ций. На пя­ти­де­ся­том го­ду воз­ни­ка­ют три ве­ли­ких цар­с­т­ва, ко­то­рые счас­т­ли­во про­су­щес­т­ву­ют семь­де­сят один год, за­тем на во­сем­над­цать лет во­ца­рят­ся вой­на и раз­ру­ха. И толь­ко по­том на­ро­ды Агар­ти вый­дут на по­вер­х­ность зем­ли из сво­их пе­щер

 

 

 

 

 

 

 

Ламы Шамбалы

Беловодье

"Я могу рассказать тебе, как из далекого Алтая многие староверы уходили на поиски так называемого "Беловодья", да так и не вернулись. Я слышал названия гор, рек и озер, лежащих на пути к этому святому месту. Эти названия тайные, некоторые из них искажены, но ты знаешь суть, стоящую за ними".

"Я могу рассказать тебе, как один достойный последователь этого величественного учения отправился в Шамбалу раньше положенного ему срока. Это был чистый и искренний дух, но его карма еще не была исчерпана и земное задание не было закончено. Это было для него преждевременно. Один из великих Учителей встретил его на коне в горах и лично говорил с этим устремленным путешественником. Милосердно и сострадательно он отправил его обратно закончить свою работу. Я могу рассказать тебе об Ашрамах за Шигадзе. Я могу рассказать тебе, как Братья Шамбалы появлялись в различных городах, как они предотвращали величайшие человеческие бедствия, если человечество достойно понимало их. ...Лама, встречал ли ты Азаров и Кутхумпа?"

"Если ты хорошо знаешь о таких случаях, успех должен сопутствовать тебе в работе. Так много знать о Шамбале само по себе уже есть поток очищения. Многие наши люди в течение своей жизни сталкивались с Азарами и Кутхумпа или снежными людьми, которые служили им. Только недавно Азары перестали появляться в городах. Они все собрались в горах. Очень высокие, с длинными волосами и бородой, внешне они похожи на индийцев. Однажды, идя вдоль Брахмапутры, я видел Азара. Я попытался догнать его, но он быстро обогнул скалу и исчез. Однако я не обнаружил ни пещеры, ни отверстия - все, что я увидел, это была небольшая ступа. Может быть, он не хотел, чтобы его беспокоили".

"Кутхумпа теперь нельзя увидеть. Раньше они довольно часто появлялись в районе Цанга и Манасаровара, когда пилигримы шли на святой Кайлас. Даже снежные люди редко теперь появляются. Обычный человек в силу своего невежества принимает их за привидения. Существуют глубокие причины, почему именно сейчас Великие не появляются открыто. Мой старый учитель рассказывал мне многое о мудрости Азаров. Мы знаем несколько мест, где жили Великие, но в какой-то момент эти места опустели. Великая причина, великая тайна!"

"Лама, правда ли, что Ашрамы были перемещены из окрестности Шигадзе?"

"Эту тайну нельзя разглашать. Я уже сказал, что Азаров нельзя больше найти в Цанге".

"Лама, почему ваши священнослужители утверждают, что Шамбала находится далеко за океаном, когда земная Шамбала расположена ближе? Чома де Кереш даже упоминает, приводя доказательства, место - прекрасную горную долину, где происходило посвящение Будды".

"Я слышал, что жизнь Чома де Кереша не была удачливой. Грюнведель, о котором ты упоминал, сошел с ума, потому что оба они прикоснулись к великому имени Шамбалы из любопытства, не понимая его глубочайшего значения. Опасно играть с огнем, хотя огонь может быть величайшей пользой для человечества. Возможно, ты слышал, как некоторые путешественники пытались проникнуть в заповедную территорию и как проводники отказывались сопровождать их. Они говорили: "Лучше убей нас". Даже эти простые люди понимали, что к таким возвышенным вопросам можно прикасаться только с величайшим почтением".

"Не преступай законов! Жди в ревностном труде, среди постоянных достижений до тех пор, пока вестник Шамбалы не придет к тебе. Жди, пока Могучеголосый не произнесет "Калагия". И тогда ты можешь благополучно вторгаться в эту высокую материю. Бесцельное любопытство должно трансформироваться в искреннее познание, в приложение высших принципов к повседневной жизни".

"Лама, ты - странник. Скажи, где я встречу тебя снова?"

"Я умоляю тебя, не спрашивай моего имени. Более того, встретишь ли ты меня в каком-нибудь городе или в каком-нибудь населенном месте, не узнавай меня. Я сам подойду к тебе".

"Но если я подойду к тебе, что ты сделаешь - просто уйдешь или станешь каким-нибудь образом гипнотизировать меня?"

"Не вынуждай меня пользоваться этими природными силами. Среди некоторых Красных сект разрешено применять определенные силы. Но мы можем пользоваться ими лишь в исключительных случаях. Мы не должны нарушать законов природы. Учение нашего Благословенного предписывает нам быть осторожными в проявлении наших внутренних возможностей".

"Лама, скажи мне, видел ли ты лично Ригден-Джапо?"

"Нет, я еще не видел Правителя во плоти. Но я слышал Его Голос. И зимой, когда в горах стояли морозы, роза из далекой долины была Его подарком мне. Ты так много меня спрашиваешь, что я вижу, ты сведущ во многих вещах. Что бы ты стал делать, если бы я начал тебя расспрашивать?"

"Лама, я бы молчал".

Лама улыбнулся: "Так ты же знаешь многое. Возможно, ты даже знаешь, как использовать силы природы и как на Западе в последние несколько лет многие знаки были явлены, особенно во время войны, которую вы или кто-то из вас начал".

"Лама, конечно, такая чудовищная бойня должна была ускорить непредвиденный поток перевоплощений. Так много людей умерло прежде положенного им срока, и многое было искажено и смещено".

"Вероятно, вы не знали о пророчествах, которые задолго предсказали эти бедствия. Если бы вы только знали, вы бы никогда не начали эту ужасную бойню".

"Если ты знаешь о Шамбале, если ты знаешь, как использовать скрытые природные силы, ты также должен знать о Намиг, Небесных Письменах. И ты узнаешь, как понимать пророчества о будущем".

"Лама, мы слышали, что все путешествия Таши-Ламы и Далай-Ламы были предсказаны в пророчествах задолго до того, как они были предприняты".

"Я повторяю, что в личных покоях Таши-Ламы по его распоряжению были изображены все события его будущих путешествий. Часто неизвестные странники произносят пророчества и можно услышать и увидеть явные знаки приближающихся событий".

"Ты знаешь, что около входа великого храма Гесэр-хана есть две лошади - белая и красная. И когда Гесэр-хан приближается, лошади ржут. Слышал ли ты, что недавно этот великий знак дал о себе знать и многие люди слышали ржание священных лошадей?"

"Лама, ты упомянул третье великое имя Азии..."

"Тайна, тайна. Ты не должен говорить так много. Когда-нибудь мы поговорим с одним очень образованным геше из Морулинга. Этот монастырь был основан нашим Далай-Ламой Великим и звук Великого Имени - часть названия монастыря. Говорят, что перед тем, как покинуть Лхасу навсегда, великий Далай-Лама имел тайное причастие в этом монастыре. Истинно, из этого монастыря несколько лам исчезли для великих новых трудов.

Там ты смог бы найти кое-что хорошо знакомое".

"Лама, можешь ли ты рассказать мне что-нибудь о трех величайших монастырях близ Лхасы - Сера, Гандан и Депанг?"

Лама улыбнулся "О, это великие ортодоксальные монастыри. В Сера среди трех тысяч лам можно встретить много настоящих воинов. Многие ламы из других стран, например, из Монголии, живут в Гандане. Там находится трон нашего великого Учителя Дзон-Капа. Никто не может коснуться этого великого сиденья, не задрожав. В Депанге также есть несколько ученых лам".

"Лама, существуют ли скрытые проходы под Поталой? И есть ли там подземное озеро под главным храмом?"

Лама снова улыбнулся. "Ты так много знаешь, что мне даже кажется, что ты был в Лхасе. Я не знаю, когда ты был там. Не имеет большого значения, был ли ты там теперь или в других одеждах. Если ты видел это подземное озеро, тогда ты мог быть либо очень великим ламой, либо слугой, несущим факел. Но как слуга ты не мог бы знать многое из того, о чем ты мне рассказал. Возможно, ты также знаешь, что во многих местах Лхасы существуют горячие источники и в некоторых домах люди используют эту воду для своих хозяйственных нужд".

"Лама, я слышал, как некоторые животные - олени, белки и шакалы - подходят к медитирующим ламам в пещерах гималайских лесов, и человекообразные обезьяны и мартышки иногда приносят им еду".

"В свою очередь, я спрошу тебя, есть ли что-нибудь невозможное? Но одно очевидно: олень не приблизился бы к человеку в городе, потому что очень редко можно встретить человека с добрыми намерениями в этих наполненных толпами местах. Человечество не знает о значении и определенном эффекте ауры; оно не понимает, что не только люди, но даже неодушевленные предметы имеют свои значительные и сильные ауры".

"Лама, мы знаем об этом и даже начали фотографировать ауры. Что же касается неодушевленных предметов, лама, мы также кое-что знаем о троне Учителя и что к нему никто не должен прикасаться. Таким образом, присутствие Великого всегда рядом".

"Если ты знаешь ценность такого чтимого трона, тогда ты знаешь и значение Учительства. Учительство есть высочайшая связь, которую только возможно достичь в наших земных облачениях. Нас ведут Учителя, и мы стремимся к совершенству в нашем почитании Учителя. Тот, кто знает главный смысл Гуру, не будет отрицать значения реликвий. На Западе вы храните портреты дорогих вам людей и вы почитаете символы и предметы, которые принадлежали вашим предкам и великим вождям. Поэтому не считайте это идолопоклонством, но символом глубокого почтения и памяти о труде, выполненном кем-то из Великих. И это не только внешнее почитание, но если ты знаешь что-нибудь о психических излучениях предметов, тогда ты также знаешь о природной магии. Что ты думаешь о магической палочке, которая указывает на богатства недр?"

"Лама, мы знаем много рассказов о странной силе этой двигающейся трости, с помощью которой обнаружены многие рудники, источники и колодцы".

"А как ты полагаешь, кто действует в этом случае: трость или человек?"

"Лама, я думаю, что трость - неживая вещь, в то время как человек наполнен вибрациями и магнетической силой. Поэтому трость подобна пишущей ручке в руке".

"Да, в нашем теле сконцентрировано все. Только знай, как пользоваться этим и как не нанести вреда. Известно ли на Западе что-нибудь о Великом Камне, в котором сконцентрированы магические силы? И знаешь ли ты, с какой планеты пришел этот камень? И кто владел этим сокровищем?"

"Лама, о Великом Камне у нас столько же легенд, сколько у вас изображений Чинтамани. С древних времен друидов многие народы помнят легенды о природных энергиях, скрытых в этом странном пришельце на нашу планету. Часто в таких падающих камнях спрятаны алмазы, но они ничто в сравнении с некоторыми другими неизвестными металлами и энергиями, которые обнаруживаются ежедневно в камнях и бесчисленных токах и лучах".

"Lapis Exilis" - так называется камень, о котором упоминали старые мейстерзингеры. Можно видеть, что и Запад и Восток мыслят одинаково по многим направлениям. Нам не нужно идти в пустыни, чтобы услышать о Камне. В наших городах, в наших научных лабораториях есть и легенды и доказательства. Мог ли кто-нибудь подумать, что сказки о летающем человеке когда-нибудь станут былью? Уже сейчас могут прилетать и ежедневная почта и посетители".

"Действительно, Благословенный давно сказал, что железные птицы будут летать по воздуху. Но в то же время не надо поднимать такой большой вес, мы можем воспарять в своих тонких телах. Вы, жители Запада, мечтаете достичь Эвереста в своих тяжелых ботинках, но мы поднимаемся на те же высоты и даже на более высокие вершины без всякого труда. Необходимо только думать, изучать, помнить и знать, как охватить сознанием весь опыт тонкого тела. Все было указано в Калачакре, но только немногие постигли это. Вы, на Западе, с помощью своих ограниченных аппаратов можете слышать звуки на большом расстоянии, вы можете даже ловить космические звуки. Но задолго до этого Миларепа, без всякого аппарата, мог слышать высшие голоса".

"Лама, правда ли, что Миларепа в юности не был духовным человеком? Где-то мы читали, что он даже убил семью своего дяди. Как, в таком случае, подобный человек может стать духовно развитым, будучи подверженным таким вспышкам гнева и даже совершив убийство?"

"Ты прав. В юности Миларепа не только убил эту семью, но, вероятно, совершил много других тяжелых преступлений. Но пути духа неисповедимы. От одного из ваших миссионеров мы слышали о вашем святом, которого звали Франциск. Еще в юности он совершил много преступлений, и его жизнь не была чистой. Как же, в таком случае, он смог за одну жизнь достичь такого совершенства, которое принесло ему на Западе славу одного из наиболее возвышенных святых? От ваших миссионеров, посещавших Лхасу в прошлых столетиях, мы слышали много сказаний, и некоторые из ваших книг находятся в наших библиотеках. Говорят, что книги вашего Евангелия запечатаны в некоторых наших ступах. Возможно, мы знаем лучше, чем вы, как почитать чужие религии".

"Лама, так трудно для нас, жителей Запада, почитать вашу религию, потому что многое так запутано, так искажено. Например, как может чужестранец при виде двух монастырей, внешне совершенно одинаковых, понять, что в одном из них проповедуется буддизм, в то время как другой является злейшим врагом буддизма. Даже если войти внутрь этих монастырей, можно увидеть внешне почти те же самые изображения. Таким образом, для чужестранца понять, повернута ли свастика в противоположном направлении или нет, будет так же трудно, как и определить, какие иконы буддийские, а какие против Будды. Постороннему человеку трудно понять, почему людей, которые абсолютно безграмотны и подвержены пьянству, называют ламой, так же как и тебя, который знает много и является глубоко культурным человеком".

"Ты прав. Многие ламы носят ламаистскую одежду, но их внутренняя жизнь много хуже, чем у мирянина. Часто среди многих тысяч лам можно найти лишь несколько человек, с которыми можно беседовать о возвышенных вещах и можно ожидать достойной взаимности. Не так ли обстоят дела и в вашей религии?"

"Мы видели многих миссионеров - возможно, они говорят об одном и том же Христе, но они нападают друг на друга. Каждый считает свое учение превосходящим другие. Я уверен, что Исса дал одно учение, тогда каким же образом может этот великий символ иметь различные секты, которые враждуют друг с другом? Не думай, что мы так невежественны. Мы слышали, что ритуалы, совершаемые одной сектой христианских священников, не признаются другими. Значит, у вас должно быть много противостоящих друг другу Христов?"

"В наших пустынях находят много христианских крестов. Однажды я спросил у одного христианского миссионера, подлинны ли эти кресты, и он ответил, что это подделка и что во все времена ложное христианство проникало в Азию, и что мы не должны считать эти кресты возвышенными символами. В таком случае скажи мне, как мы можем отличить подлинный крест от фальшивого? У нас тоже есть крест в Великом Знаке Ак-Дордже. Мы считаем его великим знаком жизни, элемента огня, знаком вечности. И против такого знака никто ничего не скажет!"

"Лама, мы понимаем, что только знанием духа можно установить, что есть подлинное".

"И снова ты показываешь знание великих вещей. И снова ты говоришь так, как сказано в нашей могущественной Калачакре. Но как мы разовьем наше великое понимание? Истинно, мы мудры в духе, мы знаем все - но как сможем мы извлечь это знание из глубин нашего сознания и направить его к нашему разуму? Как постичь необходимую грань между аскетической жизнью и обыкновенной? Как нам узнать, сколько времени мы можем быть отшельниками и сколько мы должны работать среди людей? Как узнать, какое знание может быть открыто без ущерба, а какое - возможно, самое высокое - стоит передать, но лишь немногим? Это все знание Калачакры".

"Лама, великая Калачакра практически неизвестна, потому что ее учение спутано с низким учением тантриков. Точно так же, как у вас есть настоящие буддисты и их противники бон-по, так же у вас есть низшая тантра колдовства и некромантии. Разве Благословенный не отрицал колдовства? Скажи мне прямо, может ли лама быть колдуном?"

"Ты прав. Не только колдовство, но также неуместное использование сверхъестественных сил запрещалось нашими великими Учителями. Но если дух настолько продвинут, что может делать многое и использовать любую из своих энергий естественным образом и в целях Общего Блага, - в этом случае это не есть колдовство, но великое достижение, великий труд для человечества".

"С помощью наших символов, изображений и танок ты можешь увидеть, как действовали великие Учителя, лишь немногие из них изображены в полной медитации. Обычно же они активны в своем великом труде. Они либо обучают людей, либо приручают темные силы и стихии, они не боятся стать лицом к лицу с самыми мощными силами или соединиться с ними, если это необходимо для общего процветания. Иногда можно видеть Учителей в настоящей битве, рассеивающих злые силы. Мы не сторонники земных войн, но буддисты на протяжении всей истории подвергались нападениям, они никогда не были агрессорами. Мы слышали, что недавно во время вашей Великой войны христианские священники обеих воюющих сторон утверждали, что именно с ними Исса и Бог. Если Бог - один, тогда мы должны считать, что в данном случае он был в конфликте с самим собой. Как можешь ты объяснить это противоречие, непонятное для всех буддистов?"

"Лама, война закончилась. Конечно, самые губительные ошибки могут произойти, но сейчас все народы думают о том, как уничтожить не только идею, но и действительный материальный механизм войны".

"Ты полагаешь, что все пушки и все военные корабли должны быть уничтожены? Пусть они превратятся в орудия мира и высокого учения. Я бы хотел увидеть огромные военные корабли, превращенные в плавучие школы высокого просвещения. Возможно ли это? Во время путешествия в Китай я видел так много пушек и военных кораблей, что я подумал: если бы все эти ужасные создания могли бы стать символами высокого учения, а не символами убийства, какой огромный поток космической энергии смог бы ощутить мир".

"Лама, даже ядовитую змею считают символом мудрости".

"Вероятно, ты слышал древнюю притчу, как предостерегли змею, чтобы она не кусалась, но только шипела. Каждый должен быть могущественным, но какую защиту ты считаешь наиболее мощной?"

"Лама, конечно же, могущество силы духа. Ибо только в духе мы защищены ментально и физически. Человек, духовно сконцентрированный, силен, как дюжина мускулистых атлетов. Человек, который знает, как использовать свою ментальную силу, сильнее целой толпы".

"А, мы еще раз подошли к нашей великой Калачакре. Кто может существовать без пищи? Кто может существовать без сна? Кто не подвержен жаре и холоду? Кто умеет лечить раны? Истинно, тот, кто изучает Калачакру".

"Великие Азары, знающие Учения Индии, знают и происхождение Калачакры. Они знают великие истины, которые откроются человечеству и полностью преобразуют жизнь! Многие Учения Калачакры бессознательно используются Западом и Востоком, но даже при таком использовании они дают чудесные результаты. Становится понятным, как возросли бы наши возможности при сознательном следовании этим Учениям, как мудро можно было бы пользоваться великой, вечной энергией, этой тонкой невесомой материей, рассеянной повсюду и в каждый момент доступной нам. Это Учение Калачакры, это использование первичной энергии было названо Учением Огня. Индийцы знают о великом Агни - древнем учении, которое, несмотря на древность, будет новым учением Новой Эры. Мы должны думать о будущем; и Учение Калачакры, мы знаем, содержит весь материал, который может быть применен для величайшей пользы. Сейчас существует много учителей - таких различных и таких враждебных друг другу. И все же многие из них говорят об одном и том же, что выражено в Калачакре. Один из ваших священников однажды спросил меня: "Не есть ли Каббала и Шамбала части одного и того же учения?" Он спросил: "Не был ли великий Моисей посвященным того же самого учения и последователем его законов?" Мы можем утверждать лишь одно: каждое учение истины, каждое учение о высоких принципах жизни исходит из одного и того же источника. Многие древние буддийские ступы были превращены в шиваитские храмы, и многие мечети имеют стены и фундаменты древних буддийских святилищ. Разве есть в этом вред, если все эти здания были посвящены все тому же высокому принципу жизни? Многие буддийские наскальные изображения имеют свои прообразы в учениях, существовавших задолго до появления Благословенного. И в то же время они символизируют все ту же высокую Сущность".

"Что содержит Калачакра? Есть ли в ней какие-либо запреты? Нет, высокое учение выдвигает только конструктивное. Это так. Те же высокие силы предназначены человечеству. И научно объясняется, как человечество может использовать природные силы стихий. Когда тебе говорят, что кратчайший путь лежит через Шамбалу, через Калачакру, это значит, что исполнение не есть недостижимый идеал, а есть нечто, что может быть достигнуто искренним и усердным устремлением здесь, на этой самой земле и в этом самом воплощении. Это Учение Шамбалы. Истинно, каждый может достичь этого. Истинно, каждый может услышать зов "Калагия".

"Но чтобы достичь этого, человек должен посвятить всего себя творческому труду. Те, кто трудится с Шамбалой, посвященные и вестники Шамбалы, не сидят в уединении, но путешествуют повсюду. Очень часто работая не для себя, но для великой Шамбалы, они не имеют собственности. Всё - для них, но они не берут для себя ничего. Поэтому, если ты посвящаешь себя Шамбале, все отбирается и все дается тебе. Если ты пожалеешь, то потеряешь; отдаешь с радостью - обогатишься. По существу учение Шамбалы заложено в этом, а не в чем-то далеком и таинственном. Поэтому, если ты знаешь, что все может быть достигнуто здесь, на земле, тогда и вознаграждение придет здесь, на земле. Ты слышал, что награда Шамбалы - истинно здесь и что она умножается воздаянием. Так происходит не потому, что Учение о Шамбале уникально в сравнении с другими, а потому, что Учение о Шамбале - живое, данное для земных воплощений, и может быть применимо во всех условиях жизни человека. Каким образом мы можем научиться работать? Как стать готовым для исполнения всех видов задач; как быть открытым и всевмещающим? Только через практическое изучение Шамбалы. Когда вы читаете много книг о Шамбале, частично переведенных на другие языки и частично неясных, не запутайтесь в великих символах. Даже на Западе, когда вы говорите о больших открытиях, вы пользуетесь техническим языком, и простой человек не понимает вас, он воспринимает все буквально и скользит только по поверхности. То же самое можно сказать о великих письменах и научных документах. Некоторые воспринимают великие Пураны в их буквальном аспекте. К какому же заключению они могут прийти? Только к тому, что лежит на поверхности языка, в его филологии, но не в значении символов, которые использованы. Гармония внешнего и внутреннего может быть достигнута лишь изучением Калачакры. Вероятно, ты видел знаки Калачакры на скалах в довольно пустынных местах?"

"Чьей-то неизвестной рукой начертаны рисунки на камнях и высечены письмена Калачакры на скалах. Истинно, истинно, только через Шамбалу, только через Учение Калачакры можно достичь совершенства кратчайшего пути".

"Калагия, Калагия, Калагия! Приди в Шамбалу!"

После этого наш разговор сделался еще более прекрасным и сокровенным. В нем появилась та нота, которая возвышает все человеческие устремления. Мы говорили о горе Кайлас, об отшельниках, которые до сих пор живут в пещерах этой чудесной горы, наполняя пространство своими пробуждающими зовами справедливости.

Потом мы говорили о том Месте, которое находится к северу от Кайласа...