Евгений Алексеев

Опять эта четвертая рота или
моя встреча с Павлом Куянцевым
художником, капитаном - легендой морского флота СССР

.

          Учась на судомеханика на факультете ДВВИМУ, нам после 3 курса летом надо было проходить паровую практику на пароходе. Одним из таких пароходов был пароход "Якутия", где капитаном был Куянцев Павел Павлович (команда звала его Пал Палыч), как в последствие мы узнали к тому времени, был известным художником - маринистом. Наша практика проходила в машинном отделении, где были большие паровые котлы и большие паровые машины. Куратором нашим был судовой второй механик , который и учил нас морской жизни, и как проверять температурное состояние вращающихся кулис паровой машины до их соприкосновения с масляной камерой для охлаждения кулис . Надо было кончиками пальцев правой руки соприкоснуться с поверхностью одной из кулис, когда она прошла из соприкосновения с паровлавательной поверхностью с другой кулисой и до её попадания в масляный охлаждающий резервуар. Я из этой практики на всю жизнь усвоил, что кончики пальцев, особенно указательный терпят температуру до 70 градусов С, если температура выше, значит кулисы перегреваются и им нужна более сильная подача масла подшипником паровой машины. Вроде бы и просто было быть на ходу индикатором замера температура, но это было очень опасно т при ранней подаче руки в резервуар для замера температуры, можно было запросто лишьться кончика фаланги указательного пальца. С такой отметенной тогда ходили многие механики парового флота. Но нас бог миловал, и все мы остались с целыми пальцами. Работать в машинном отделении паровой машины было большое удовольствие: огромные котлы, огромные паровые машины и тишина в машинном отделении. "Якутия" была пассажирским пароходом и имела 2 винта, и соответственно 2 паровые машины. В машинном отделении парохода было очень тихо и тепло, по сравнению с дизельными судами. На практике на "Якутии" нас было человек 6-8 из нашей роты. Я помню Сергея Козлова , других не помню. Рейсы наши были в Японию на пхонггиин (КНДР).Вывозили мы корейских репатриантов из Японии в Корею. Японцы вывезли огромное количество корейцев в "рабство" к себе в Японию, и сейчас эти семьи возвращаются домой - на родину.

          Помню было много слёз и плача при расставании, как правило домой уезжали старшее поколение , а молодёжь оставалось в Японии ,родители уже знали , что дети не приедут домой, в Корею ,и будут старики жить одни со всеми своими стариковски и причудами. Из Японии они везли необходимые вещи как отороллеры, лодочные моторы , швейные машинки и все другое , что уже было принято в Японии для жизни , а в КНДР нет. И тут обратная сторона в жизни в пхончжин Корейские власти  силы стаскивали корейцев на причал по трапу, если они мешали с этим, их корзинки, машинки и всё другое с шумом и  треском сбрасывалось с парохода. Тут тоже были слёзы, плачи. Многие поэтому не хотели сходить на берег и вернуться  в Японию, но ни тут то было. Их волокли на берег… Обычно было много слёз между старикам и их детьми  и между влюблёнными. Так мы провели 3 месяца на борту Якутии.  Капитаном у нас был Павел Павлович  Кузнецов. В хорошее время при хорошей погоде он выходил на мостик с мольбертом . Там у него и закладывались задумки художника-мариниста, которые  приводили его к мысли писать большие и правдивые  картины о море, береге, людях моря и других вещах , которые окружают моряка со всех сторон . Последнее время п/х "Якутия" стоял на причале возле морского вокзала и был переоборудован под общежитие и гостиницу для моряков. И каждый раз, находясь возле вокзала, у меня возникали хорошие воспоминания о времени нашей курсантской  практике на нашем судне. 

С уважение

Курсант ДВВИМУ, 4 рота

1969г. выпуск.

            Публикацию подготовили: Дарья Никитина, Оксана Хохрина,  студенты 0207-12 группы

                                                            Наталья Касаткина, Лиля Гирева                   студенты 0207-11 группы