Енисейская провинция. Выпуск 4

 

А.Л. Заика, В.П. Болотов, Ф.Ф. Конюхов

 

К ВОПРОСУ О ТРАНСТИХООКЕАНСКИХ КОНТАКТАХ ДРЕВНЕГО НАСЕЛЕНИЯ АЗИИ И АМЕРИКИ

 

 

Науке в конце концов придется проследить

пути искусства из Сибири в Северную и Центральную Америку.

Альфред Сальмони (1929 г.)

... вопрос о возжожных древнейших культурных и этнических связях.

между двумя материками - Азией и Америкой - может найти освещение

на. т.оком своеобразном материале, как петроглифы

Е.А. Окладникова (1979 г.)

Человек поднял паруса раньше, чем оседлал коня...

Тур Хейердал (1982 г.)

 

История развития транстихоокеанских транспортных сообщений между Азией и Америкой, поиски истоков коммуникатив­ных связей неразрывно связаны с вопро­сами заселения Американского материка и последующих палеоконтактах древних на­родов Азии и Америки. В настоящее вре­мя в отечественной и зарубежной науке постулируется теория о заселении Амери­канского континента выходцами из Азии по Берингийскому перешейку в леднико­вый период, когда максимально понижал­ся уровень Мирового океана. Причем, не только по «Берингову мосту», но и «... по основным островным цепям - с Камчат­ки, а также через Алеутскую островную гряду... и не одной какой-либо волной и не сплошной массой, а просачиваясь ма­ленькими струйками.» (Окладников, 1973, с. 144).

Вместе с тем, поразительные аналогии в духовной культуре (искусство, мифоло­гия) древних и современных народов на обоих материках и островах между ними, определенные лингвистические параллели свидетельствуют и о сравнительно позд­них эти о-культурных контактах - в эпоху голоцена. В этот послеледниковый пери­од потепления, наступивший 11-9 тыс. л. назад, береговая линия континентов и островов Пасифики приняла современные очертания. Межконтинентальные контак­ты могли осуществляться только по воде с использованием соответствующих плав­средств.

Путь этнокультурных контактов/мигра­ций в северных широтах мог протекать по двум сценариям:

-   каботажное  плавание   из  акватории Японского   моря   по   островным   грядам Курил к берегам Камчатки, далее - вдоль Алеутских островов - к побережью Аляски (прибрежно-островная модель).

-  прямое пересечение Тихого океана от восточных берегов Азии к западному по­бережью Северной Америки (транстихоо­кеанская модель).

Как вы успели заметить, первая траек­тория, практически совпадает с версией, высказанной А.П.  Окладниковым о сухо­путном движении  «первых американцев» в ледниковый период. Не исключено, что данная тропа не «заросла» в последующие тысячелетия, информация о ней могла пе­редаваться из поколения к поколению. Пла­вание в видимости берегов по отработан­ному веками и тысячелетиями маршруту было достаточно возможным при наличии даже примитивных навыков в навигации. Прибрежные пищевые ресурсы могли в до­статочной степени  обеспечить жизнеспо­собность древних мореплавателей. Извест­ные археологические материалы береговых стоянок Приморья, Сахалина, Курил, Кам­чатки, Аляски свидетельствуют о достаточ­ном высоком уровне приморской адапта­ции древнего  населения в эпоху неолита (8-5 тыс. л.н.).  Между тем отечественные исследователи,      располагающие     факта­ми  существования   «морских»  культур на Дальнем  Востоке,   свидетельствами древ­них  контактов   в  Тихом  океане,  ограни­чивают последние акваторией Японского и  Охотского морей,  цели путешествий в большинстве  своем  объясняют импортом обсидиана,   интродукцией   устриц  и др. (Бродянский, Раков, 2003).

Вместе с тем, прямое пересечение от­крытого океана от восточнозиатских бере­гов к побережью Северной Америки было вполне возможным в древности. Характер современных основных ветров и течений северной части Тихого океана вряд ли из­менился со времен неолита, и был как нель­зя благоприятен для трансокеанских похо­дов к берегам Америки в древности.

Особым постоянством в направлении и скорости (наряду с юго-восточным) отличается северо-восточный пассат. Основная циркуляция вод на поверхности северной части Тихого океана направлена по часо­вой стрелке. Наиболее мощное течение в океане: Куросио («синее течение»). Оно на­чинается у о. Тайвань и направляется на северо-восток; ширина его здесь - около 200 км, средняя скорость - 3 км/ч (Войтов, 1994, с. 45). При подходах к юго-восточной части острова Хонсю течение Куросио по­ворачивает на восток и далее идет под на­званием Северо-Тихоокеанского течения, в 600 милях (ок. 1 110 км) от побережья Се­верной Америки между 45 и 50° с.ш. раз­деляется, выходя к берегам Калифорнии и Британской Колумбии (рис. 1).

В исторический период известны мно­гочисленные случаи дрейфа потерпевших кораблекрушение азиатских судов к бере­гам Северной Америки, а также случайного переноса через Тихий океан дрейфующих предметов азиатского происхождения. Привлекая исторические источники, учи­тывая характер ветров и течений, тип судов и другие факторы, канадский ис­следователь Р.Т. Каллахан произвел ком­пьютерное моделирование маршрутов дрейфующих судов, унесенных шторма­ми от берегов Японии (рис. 2). Успех про­веденного моделирования дал исследова­телю все основания для развития идеи о возможности целенаправленных плаваний через Тихий океан в древности. Одним из побудительных мотивов для таких предпо­ложений у исследователя явились факты обнаружения керамики дземон Северного Хоккайдо, датируемой 5 200 - 3 600 гг. до н.э., на о. Эфате в Вануату (Полинезия). Она могла попасть туда только в результа­те целенаправленного плавания поперек главных направлений ветров и течений, что свидетельствует о довольно развитом искусстве мореплавания уже в эпоху Дзе­мон. Учитывая расстояние - ок. 7 500 км (4 050 морских миль), равнозначное пути от Японии до северо-западного побережья Северной Америки, плавание через Север­ную Пасифику, где характер ветров и те­чений, напротив, благоприятный, было бы гораздо более легким, чем на юг к Вануа­ту. Более того, «широтное плавание могло служить простейшим методом навигации подобно тому, как оно использовалось нор­маннами с их открытыми лодками, при­чем тоже в северных широтах» (Каллахан, 2005, с. 118).

Какими же судами могли располагать древние мореходы Дальнего Востока?

Свидетельства древнего судостроения отражены в наскальных рисунках (Оклад­ников, 1971) и моделях (Деревянко, Медве-

дев, 1993, рис. 52, 7). В неолите Японии «в период раннего дземона (примерно 7 300

-  5 600 л.н.) были лодки, сделанные из вы­долбленных стволов деревьев, с дополни­тельными надводными бортами» (Каллахан, 2005, с. 109). В районе Канто (о. Хонсю) об­наружены  сохранившиеся  неолитические деревянные долбленки типа бата, с окру­глыми носом и кормой, с низкими борта­ми, длиной 6 - 8 м. Весла у них были лопа­тообразные, с короткой ручкой, длина до 1,2 м (Окладников и др., 1980, с. 75). Дере­вянные весла известны также в древнеки­тайской культуре лянчжу, существовавшей около 4 - 4,5 тыс. л.н. (Крюков и др., 1978, с. 266).  На берегу бухты Бойсмана (залив Петра Великого, Японское море) на неоли­тическом местонахождении Бойсмана II (6 500 - 4 800 л.н.) были обнаружены модели лодок,  изготовленные  из оленьего рога  и китового ребра (Бродянский, Раков, 2003, с. 42-43). Еще одна модель лодки была най­дена Д.Л. Бродянским и А.А. Крупянко п бухте   Теляковского   (Уссурийский   залив, Японское   море)   (Бродянский,   Крупянко, 2001). В днище вдоль продольной оси лод­ки сделаны две ямки диаметром по 2 мм

-  гнезда для мачты или балансира. Отсут­ствие на модели следов наборного корпуса позволяет   предположить,   что   изображе­на лодка-долбленка типа  индонезийского прао (рис. 3).

 

Соответственно, есть основания утверж­дать о развитии судостроения и навигации в северо-западной части Тихого океана, которые могли позволить совершать транс­океанские переходы в древности (рис. 4).

Моделирование морского пути из Вос­точной Азии в Северо-Западную Америку попытался выполнить па джонке «Дайки» («Великий космос») интернациональный экипаж под командованием В. Краге. Плавание было не совсем удачным - было пре­одолено только полпути (корпус судна изъе­ден морским червем - древоточцем торедо). Более удачной была попытка английского моряка Гарри Плетта. На классической ки­тайской джонке он, выйдя из Гонконга, со­вершил трансокеанское плавание в северной части Тихого океана, закончив маршрут в Сан-Франциско (Войтов, 1994, с. 57).

Таким образом, археологические данные, исторические источники, результаты ком­пьютерного моделирования и эксперимен­тальных плаваний могут свидетельствовать о транстихоокеанских этнокультурных кон­тактах между населением Азии и Америки в доколумбовую эпоху, миграционных процес­сах в древности.

Какие же азиатские народы могли осу­ществлять межконтинентальные связи? От­куда и в каком направлении происходили миграционные потоки?

Одним из показательных маркеров дви­жения этносов в пространстве являются памятники наскального искусства - петро­глифы. Сюжеты петроглифов, как правило, отражают базовые позиции в мировоззре­нии, мифологии людей, являются изобрази­тельным языком той или иной этнической группы, сообщества, который сохраняется в камне сотни и тысячелетия.

Основными «интернациональным» моти­вом в монументальном и прикладном искус­стве народов северной Пасифики являются антропоморфные личины (маски). В связи с этим существуют различные мнения по пово­ду трансляции данного сюжета (и связанного с ним идей) во времени и пространстве.

Впервые в отечественной науке поднял вопрос о культурных связях древнего населе­ния Северной Азии и Северной Америки на основе стилистических и иконографических соответствий изображений личин в петро­глифах Нижнего Амура и Северо-Западного побережья Северной Америки академик А.П. Окладников (Окладников, 1971, 1977). Данную идею развила его дочь - Е.А. Оклад­никова, акцентируя снимание на личинах череповидного облика и чашевидных углу­блениях в петроглифах по обе стороны Ти­хого океана (Окладникова, 1979). Позже ис­следователь подошла к этому вопросу более углубленно, определив соответствия мифоло­гического порядка, которые нашли отраже­ние в наскальном искусстве Азии и Америки (Окладникова, 1995). По ее мнению, «контак­ты между двумя континентами продолжали существовать и после исчезновения Беринги, причем зоной наиболее интенсивньк контак­тов древних культур Азии и Америки стала область стыка континентов (Чукотка, Аляска, Северная Азия и Тихоокеанское побережье

Северной Америки)» (Окладникова, 1995, с. 41). Судя по всему, Елена Алексеевна под­разумевает здесь прибрежно-островную модель контактов: «...именно через эско-алеутский культурный мир стиль, техника исполнения и сюжеты петроглифов северо-западного побережья Северной Америки были связаны с миром наскального ис­кусства Нижнего Амура» (Там же, с. 96). С дальневосточным центром (акватория Японского моря), связывают возникнове­ние и трансляцию антропоморфных обра­зов - личин в искусстве Пасифики другие исследователи (Кондратенко, 1999).

Открытия новых петроглифов в Север­ном Китае (Внутренняя Монголия) и Ниж­ней Ангаре (Дэвлет Е., 1999, 2000, 2002, с. 197-199; Дэвлет М.. 1992; Заика, 2003) по­зволили по-другому взглянуть на проблему древних миграционных процессов. «Про­тотипы ряда личин североамериканского побережья, по всей видимости, находят­ся среди петроглифов северного Китая. В древности мигранты из Внутренней Монго­лии продвигались на север, надо полагать, несколькими волнами. Следы их пребыва­ния прослеживаются в виде изображений личин, выбитых на скалах Нижнего Амура и северного Приангарья.» (Дэвлет М, Дэв­лет Е, 2006, с. 329) (рис. 5). Тем более, что недавние исследования антропологов по* зволили им сделать вывод, что наиболее вероятной прародиной американских ин­дейцев был Северный Китай (Козинцев, Бутовская, 1996).

Что касается внутриконтинентальных перемещений азиатского населения, то, как показывает опыт экспедиции по се­верной траектории Великого Шелкового Пути, который во многом повторяет более древний путь распространения саянского нефрита в Центральной и Восточной Азии, трансляция сюжета могла осуществлять­ся через Монголию к верховьям Енисея и далее - вниз по течению - к устью Ангары (Заика, 2006). Во всяком случае, в отличие от Среднеенисейского региона, в петрогли­фах Средней и Верхней Ангары изобра­жения личин встречаются довольно редко (Окладников, 1966).

Отсутствие искомых антропоморфных образов в наскальном искусстве Аляски, Чукотки, Камчатки, Сахалина, Алеутских и Курильских островов свидетельствует о прямых трансокеанских связях между дальневосточными берегами Азии и запад­ным побережьем Америки, начиная с эпохи неолита. Траектория древних плаваний, по всей видимости, совпадала с современны­ми морскими магистралями: Владивосток, Токио - Ванкувер, Сан-Франциско.

 

 

 

 

 

ЛИТЕРАТУРА:

Вродянский Д.Л., Раков В.А. Древнейшие лодки и мореходы Северо-Западной Пасифики // Археология, этнография, антропология Ев­разии. - 2003. - № 2. - С. 41-47.

Войтов В.И. Океанские дороги человечества. -М.: Наука, 1994. -79 с.

Деревянко А.П. Медведев В.Е. Исследование поселе-1ния Гася (предварительные результаты, 1980). - Новосибирск: ИАЭт СО РАН, 1993. -110 с.

Дэвлет Е.Г. Некоторые антропоморфные и орнитоморфные изображения: американо-азиатские параллели//Международная конфе­ренция по первобытному искусству. Т. I, Кеме­рово: «НИКАЛС», 1999. -Ъ. 131-138;

Дэвлет Е.Г. Н.К. Рерих и использование куль­турного наследия // Рериховские чтения. 1997. (Материалы конференции). - Новосибирск: Си­бирское Рериховское общество, 2000. - С. 366-375.

Дэвлет Е.Г. Памятники наскального искус­ства: изучение, сохранение, использование. -М: Научный мир, 2002. - 256 с.

Дэвлет М.А. Древнейшие антропоморфные изображения Южной Сибири и Центральной Азии//Первобытное искусство. Наскальные ри­сунки Евразии. - Новосибирск: «Наука», 1992. -С. 29-43;

Дэвлет М.А., Дэвлет Е.Г. Антропоморфные личины как маркеры путей древних миграций // Окуневский сборник 2. Культура и ее окру­жение: Сб. науч. Тр. - СПб.: Изд-во «Эликсис Принт», 2006, - С. 325-329.

Заика А.Л. Антропоморфные личины в на­скальном искусстве Нижней Ангары: Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - Барнаул, 2003. - 25 с.

Заика А.Л. Антропоморфные личины Ниж­ней Ангары r контексте развития наскального искусства Азии // Окуневский сборник 2. Куль­тура и ее окружение: Сб. науч. Тр. - СПб.: Изд-во «Эликсис Принт», 2006. - С. 330-342.

Каллахан Р.Т. Контакты между Дальним Вос­током и северо-западным побережьем Север­ной Америки в доколумбово время: компьютер­ное моделирование // Археология, этнография, антропология Евразии. - 2005. - № 3. - С. 109-119.

Козинцев А.Г., Бутовская М.Л. Откуда приш­ли американские индейцы? (Сопоставление краниоскопических и одонтологических дан­ных) // 100 лет гуннской археологии. Номадизм: прошлое, настоящее в глобальном контексте и исторической перспективе. - Улан-Удэ, 1996. -Ч. 2. -С. 33-34.

Кондратенко А.П. К вопросу об антропо­морфных личинах в керамике культуры Дземон // Семантика древних образов (Первобытное искусство). - Новосибирск: Наука. Сиб. Отд- ие, 1990.- С. 80-82.

Крюков М.В., Переломов Л.С, Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Древние китайцы в эпо­ху централизованных империй. - М.: Наука, 1983. - 416 с.

Окладников А.П. Петроглифы Ангары. Ы.-Л.: Наука, 1966. - 322 с.

Окладников А.П. Петроглифы Нижнего Аму­ра. -Л.: Наука, 1971. - 273 с.

Окладников А.П. Азия - Америка: древний мост // Сибирские огни. - 1973. - № 11. - С. 136-145.

Окладников А.П. Взаимодействие древних культур Тихого океана (на материалах петрогли­фов) // Проблемы археологии Евразии и Север­ной Америки. - М., 1977, с. 41-50.

Окладникова Е.А. Загадочные личины Азии и Америки. - Новосибирск: Наука. Сиб. Отд- ие, 1979. - 167 с.

Окладникова Е.А. Модель вселенной в систе­ме образов наскального искусства Тихоокеан­ского побережья Северной Америки. Проблемы этнокультурных контактов аборигенов Сибири и коренного населения Северной Америки. -СПб, 1995. - 318с.